ИНКУНАБУЛА интернет-библиотека
АБВГДЕЖЗИКЛМНОП Р СТУ Ф Х Ц Ч Ш ЩЭЮЯ
 

ЧАСТЬ 2. СТРАННИК

Поток

Точка моего сознания замыкается на вневременные, солнечные эманации. Струится-течёт-пульсирует волшебный свет. Вне времени – вне пространства. Простирается моё сознание сквозь время и расстояние. Близкое становится далёким, далёкое приближается и вмешивается в настоящее. Оно заливает его… кровью. Прошлое, будущее стягивается в одну абстрактную точку. Вижу тёмную, густую, стекающую кровь! Как дождик по стеклу стекает багрово-красная жидкость. Вот она сплошным потоком заливает весь экран моего сознания. Вижу поток…

Христос – умер.
Йосиф Аримафейский, тайный ученик Христа, вместе с жёнами-мироносицами осторожно снял мёртвое тело Иисуса с креста. Им помогал фарисей Никодим. Израненное, кровоточащее оно ещё было мягким, тёплым, пластичным и до странности не тяжёлое. Под причитания и слёзы женщин с сострадательным благоговением собирал Йосиф драгоценную, ещё текучую кровь Учителя и бережно посылал в чашу. Крови было много. Грааль (священный сосуд) быстро наполнился, но истечения продолжались. Непостижимым образом кровь не застывала – она была живая…
После захоронения Христа в каменном саркофаге, в пещере, Йосиф принёс священный Грааль домой и спрятал в тайник. Эта была та самая чаша, которой причащал своих близких учеников Иисус на тайной вечере в ночь до своего рокового ареста.
Многие ученики отказались, отреклись от Иисуса, а любая проповедь его учения жестоко, безжалостно подавлялась и наказывалась римскими властями. Тогда Йосиф почувствовал неопределённые, душевные порывы покинуть пределы Иудеи.
Йосиф был членом синедриона – еврейского суда старейшин и пользовался у людей почётом и уважением. Тайный ученик Христа был богат, имел свой дом, сад, слуг, семью. Но он решил покинуть своё жильё ничего никому не говоря. Кровь Иисуса волновала, будоражила его сердце…
Но куда идти?
Вечером, в субботу к Йосифу пришла Мария Магдалина и сообщила, что тело Иисуса из гробницы таинственно исчезло. И это стало знаком к намеченному странствию.
Йосиф не относился к самым близким ученикам Христа, он просто на неком смутном, неясном уровне ему симпатизировал. Его влекло к нему. Он даже ещё не был посвящён в тайное знание. Но у Йосифа находился священный Грааль!…
Христос умер… Умер???
Поздно этой же ночью он уединился и бережно достал из тайника заветную, серебрянную чашу. Почти до самых краёв она была наполнена густой, тёмной, багровой кровью Иисуса. В тишине комнаты разливались утончённые ароматы и сладкие благоухания. Сердце сжалось, зазвенело тайными, шёлковыми струнами. Отдалось в душе чувствами глубочайшего сострадания, тоски, печали и раскаяния. В эту минуту Йосиф был готов за Христа и его дело отдать всю свою жизнь. Он был готов идти с ним до самого конца, вплоть до своего распятия, до смерти. Он готов принести в жертву и свою кровь, до самой капельки.
И услышал он тихий, проникновенный голос внутри себя: Сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается...
Вглядывался Йосиф в кровь Иисуса, вдыхал её чарующий, волнующий аромат и, вдруг, почувствовал в себе неодолимое желание впитать в свою плоть притягательную, божественную жидкость Грааля, слить свою кровь с кровью Учителя… Стать с ним единым, братом по крови, одним целым. И под самоотверженным, страстным, душевным порывом он поднёс чашу к своим губам и сделал несколько глотков.
Христос - умер!
Вначале он ничего не почувствовал – тот самый миг, провал в сознании, когда вкусовому импульсу ещё необходимо некоторое время быстро пробежать по нужному нерву, добраться до мозга и выдать на выходе тип ощущения. Но вкус не ощущался и потом. Это было похоже на то, как будто пьёшь свежий, прохладный, насыщенный, целительный, природный воздух. Сначала волна радостного и опьяняющего холодка наполнила лёгкие Йосифа. Одновременно восторженным трепетом отозвалось сердце. Ум мгновенно замер в восхищении. На языке не было слов! Йосиф по привычке хотел сам себе объяснить, определить своё действие и его последствия, но онемел от восторга. Некая умиляющая, бархотно-сладостная, нежнейше-воздушная эссенция таящим маслом опускалась, катилась по горлу вниз, заливала своим пронизывающим благоуханием всю грудь, распространялась по телу в разные направления, в живот, в конечности… Там, куда плавно притекала волшебная субстанция, мгновенно оживала некая сокровенная часть. Открылись духовные очи Йосифа и он стал видеть внутренности своего тела, его как сосуд медленно заполняла ярко сверкающая и переливающаяся золотисто-белым светом плазменная, горящая жидкость. Иосиф в изумлении почувствовал, что он отныне – необъятен, не тленен, безразмерен, неуничтожим! Ум так и не смел, не смог! вмешаться в чарующее преображение души и тела отпившего из Грааля. В восхитительном и самом утончённом блаженстве, усладе, которые не способен описать ни один человек в мире, растворилось сознание Йосифа!
Христос – жив! – запело всё внутри и вокруг.
Грааль посвятил своего хранителя в неземные тайны, мгновенно высветив всю суть, весь сокровенный смысл всякой жизни не только на земле, но и во всём необъятном космосе. Кровь Иисуса была живой, насыщенной и переполненной божественной субстанцией! Йосиф мгновенно прозрел: вся Вселенная была залита этой светоносной, огненной, светящейся жидкостью. Она струилась в непостижимых ручейках и потоках по всем мысленным и немыслимым направлениям. Везде и повсюду сверкал, искрился и пульсировал живой, двигающийся, драгоценный, нетварный, сущий и вечный Свет! И посвящённый, в котором ранее этот свет почти отсутствовал, - его было крайне мало!, - сам стал этим божественным, восхитительным Светом.
Бессмертен! Неуязвим! Неумираем и юн! – не мысль, но абсолютной полнотой переживания растекалась кровь Спасителя в теле посвящённого и безмолвно кричала о вечной свежей юности и Любви.
Он стоял в изумлённом замирании уже целый час, но спроси его о времени, - ничего не ответит Йосиф. -Может сто лет прошло, может только миг. Забыты и тело и мир в неописуемом переживании нечеловеческого счастья.
Ещё не кончилось посвящение. Умерилось волшебное сияние, смирил свою переполняющую через край силу животворящий Свет и осознал, почувствовал Йосиф его определившийся источник, сосредоточие в своём омолодившимся и высветленном теле. Нет ничего более сладостного, восхитительного. умиротворённого и умиляющего! Чем чувствовать сверкающий, драгоценный, прозрачный камушек в своей левой груди, в области физического сердца. Живой молодящий, созидательный ток! Кровь Христа высветило бесценное, духовное сокровище в теле Йосифа – Алмаз Сознания! Расходились от него в разные стороны звёздные, золотые и прозрачно-белые лучи. Вне себя от счастья, от слёз радости Йосиф то смотрел на этот сверкающий своим великолепием алмаз сверху, проникая в его неуловимую прозрачную сердцевину в груди, то сливался в счастливом смехе освобождённого с этим алмазом. Растворялся, заливал собой всю Иудею, весь континент, всю Землю, распространялся, уходил своим существованием дальше, глубже, шире, обнимал весь космос, вселенную и не было этому никакого конца и края!… Сам посвящённый излучал ослепительный свет.
Очнулся Йосиф под утро. Он стоял преображённый на том же самом месте подле волшебной чаши на столе. Откуда то явился ошалелый, возбуждённый ум и посвящённый страстно и горячо в сердцах прошептал:
Иисус – сладчайший!!! Люблю тебя безумно…
Теперь он знал всё и вся. Он теперь всё знал о Христе. Он был, как и страстно желал этого, единым с ним. Иисус подарил себя, Алмаз своего Сознания и открыл тайну своего Света. Иисус теперь был внутри Йосифа. Посвящённый мгновенно впитал и тайну сотворения Мира и тайну скорого воскресения и бессмертия Спасителя. Йосиф мгновенно увидел духовным зрением всё величие, великолепие, всю силу и божественную красоту своего духовного Учителя.
И теперь Йосиф Аримафейский знал, что ему надо делать и куда ему нужо идти. Отныне он получил многие волшебные силы и чудодейственную способность дематериализовывать священный Грааль, превращать его в тонкую субстанцию и придавать обратно волшебной чаше в любой момент грубые, вещественные, осязаемые формы.
По дивному промыслу Христа обладателю Грааля суждено было стать одним из прямых духовных наследников и самым первым приёмо-передающим звеном в будущей, исторически длинной цепи линии тайных знаний.
Христос – бессмертен!
Йосиф открыл людям поток золотого свечения, который обязан открыть и передать дальше своему следующему преемнику.
Светало. Йосиф быстро собрался в дорогу, взяв самое необходимое, и в первую очередь он обратил Грааль в светящуюся субстанцию, переведя чашу на нематериальный уровень. Он знал, что ему придётся вести проповедь по дорогам за пределами Иуидеи. Он будет Странником. А Сын Человеческий незримо укажет ему на наследника этих святых, духовных даров.
Отныне содержимое чаши Грааль, кровь Христа не способна была уменьшаться в объёме, как не способна уменьшиться сила нетварного, волшебного Света.
А чем больше из чаши отпиваешь, - тем больше добавляется…
Через 7 лет своих странствий Йосиф по воле Высшего дал испить из чаши Грааль одному молодому человеку. Тот стал ему попутчиком до конца его дней и преданным помощником и учеником. А незадолго до своей смерти Йосиф передал ученику и саму Святую Чашу… Золотой ручеёк забил родником, весёлым ключом стал нисподать, течь сквозь пространство и время. Соединился сущий свет в сердцах-алмазах ученика Йосифа, ученика его ученика, ученика его ученика его ученика… Замкнулся в живой, любовный, светоносный поток.
Прозреваю сейчас этот волшебный, таинственный Поток.
Поначалу образовалось вокруг поля сознания Христа вроде нечто большого хранилища Любви, светоносного, духовного моря. Застилало оно части земель Палестины, Сирии, Египта, Римской империи, Греции (Византии). Ну, а дальше растекаться стала Любовь по Миру потоками. Вижу как один Поток (что от Йосифа) постепенно получает небывалую духовную Силу. Как вновь он делится, подразделяется, тайно растекается в иные страны и континенты и незримо действует.
Призывает индийская девушка: Христос, даруй мне спасение!
Терзается, мается в любовном томлении молодой испанский монах в келье – Христос, научи меня любить истинно!
Я люблю тебя, Иисус! – шепелявит маленький смешной губастый с одним зубом американский, курчавый негрятёнок.
Горячо, жарко, страстно молится при горящей свече мексиканская чернобровая дева, взывает к Христу и получает сверху любовный ответ…
Вижу, как заворачивается один золотой ручеёк на Древнюю Русь, чтобы открыть драгоценный Алмаз в сердцах первых русских за Христа подвижников.
Шевелются во тьме веков длинные седые, серебряные бороды русских старцев. Встречают они Поток. Открывает им золотой ручеёк как волшебным ключиком вход к светоносному Алмазу. Прикасаются Они к бессмертию, к чуду, волшебству, Тайнам. От таких умопомрачительных, потрясающих Тайн, какие даёт Поток Иисуса, рассудка лишиться можно, голову потерять от счастья, взорваться от возбуждения вдрызг, враз умереть. Потому ручеёк даётся в чистые руки, кто готов сердце своё открывать, очищать…
Вижу, как работают не жалея сил до изнеможения Старцы, чтобы принять чистыми золотой ручеёк. Что от Йосифа Аримафейского завернулся к нам. Не спят, не едят, - их Поток кормит. Прозреваю всю преемственную цепь из вневременных алмазов-светящихся сфер. Вижу как из рук в руки передаётся чаша Грааль. А кому удалось из неё испить, тот Христову бессмертию приобщается…
Во славу русскую потрудились, себя не жалея, Титаны Духа! Ах, какими духовными Тайнами владели старцы, первые древние христианские мистики великорусские!!!
Усилили, расширили, запечатали духовное русло. Движется, плывёт уже давно и в нашей современной России животворящий, золотой Поток! Стал он полноводной духовной рекою. Но не просто, ох, как не просто в него попасть и в нём плыть!
Христос – вечный! Стал он и русским…
Проходит Поток сквозь сердца русские, высвечивая и облагораживая избранные Алмазы. Всё больше по тайным скитам и закрытым монастырям. Долгое время Советская власть, коммунисты, большевики истребить поток пытались. Неуничтожим он.
Вдруг, плещется духовная, чудодейственная река у моих ног, но не замечаю я её. Подбирается животворный Свет ко мне ближе, - отвращаюсь от всего русского. Надоедливыми и скучными кажутся христианские концепции, нравоучения. Отступаю назад, не достаёт волна. Потому как в духовном поиске я, в йоги, индийские и китайские, в магии мексиканские, в трансперсональные психологии из Америки и иные теории заграничные - погружен.
Не знаю ещё тайны Алмаза Сознания и чаши Грааля…
Христос – мёртв…

Тайные свидания

Мне теперь радостно пишется. Теперь мне никто не страшен. Из меня радость брызжет. Нет для меня никакого Оборотня сознания. Меня ожидает сам Странник.
Он вступит, шагнёт, обязательно выльет свой солнечный, прозрачный, чистый свет и сознание на эти страницы. Мне теперь многое о нём известно. А тогда…
По рождению и до 27 лет я жил не крещённым. Мать и отец были воспитаны в духе современности и придать моё детское дельце глупому, бесполезному, церковному обряду не пожелали. Но как начал меня прижимать и душить Зелёный Змей, то решил я тайком на всякий случай окреститься. На работе в то время на такие дела смотрели косо. Потому я использовал для крещения очередной отпуск и уехал в санаторий на Западную Украину, в Закарпатье.
Там, как водится по молодости, обнаружились влюблённые отношения с местной чернобровой дивчиной-закарпатской украинкой, и она, прознав про моё устремление, быстро мне организовала и встречу с православным священником и крёстную маму. Назначили день крещения.
Странное волнение меня охватило. Скажу честно, - не долюбливал я всякое священство, называя их про себя презрительно «попами». Да и весь этот церковный ажиотаж со всей его религиозной атрибутикой и с храмами вместе в придачу считал пережитком ума, отсталым косным сознанием, но раз решил, пришлось смириться. Пусть, думаю, поп вершит свои дела, меня не убудет…
Стоял на обряде в церкви. Помню нервное напряжение, лёгкость и слабость в теле. Священник что то скороговоркой читал, мазал части моего тела масляной кисточкой: лоб, выемку в шее, грудь, руки, ноги, – пришлось разуваться… Более ничего не запомнил. И, конечно же, на тот момент ничего мистического, необычного не обнаружил в себе и не почувствовал по причине неразвитого сознания, кроме того, как в один момент у меня странно закружилась голова и что то «вверху», над головой дёрнулось, ухнуло, ёкнуло, словно как при головокружении «повело». Ну, а потом в гостеприимном украинском частном доме моей крёстной мамы, пожилой женщины, с её родственниками и со своей чернобровой дивчиной мы справляли мои крестины…
Возвращаясь, погружаясь сейчас в своё крещение ясно, отчётливо вижу эзотерику тайного процесса. И она, конечно же, была. А будь я крещённым в младенчестве, то восстановить сей мистический обряд над собой и в себе я бы уже не смог.
Несколько незримых энергетических преобразований произошло со мной. На фоне общего соподключения к христианской позиции необходимо выделить 3 основных аспекта: «Метка», «Накидка», «Хранитель».
В процессе крещения православный духовный поток замкнулся на меня и «сдул» точку моего сознания с обычной позиции в сторону мистическую. Тем самым была прочерчена световая линия, своеобразная метка на моём коконе. Такой меткой Христа помечены все православные. Именно это самое первое ДВИЖЕНИЕ сознания и вызвало у меня странное головокружение.
Далее произошло ещё более таинственное. Невидимые Хранители – бесплотные, невидимые существа, покрыли мой энергетический кокон ещё более утончённой энергетической накидкой, состоящей из прозрачных, но очень прочных эманаций. Моя энергетика была завёрнута и упакована в эту бесплотную, волшебную ткань, и отныне я получил незримую абсолютную, божественную страховку и Защиту!… С этих пор никакие случайности, внезапные разрушительные события, последствия, несчастные случаи в моей жизни – просто исключались. Кроме того, одновременно с духовно-энергетическим фактом своего христианского крещения я получал в «пользование» Хранителя личного, индивидуального. Хранитель теперь будет и служить мне и незримо беречь, наставлять, предостерегать.
Суть жизни простирается в его энергетической структуре (в коконе), а не в плоти, и пока целостна эта структура, жизнь человека в безопасности. Энергетическая же накидка играет роль своеобразной дополнительной непробиваемой скорлупы, бронированного панциря. Накидка очень тонкая, тончайшая, но как шёлковая или серебряная нить безупречно прочная. Даже если Хранитель не убережёт меня, что бывает крайне редко, и мне оторвёт голову, целостность кокона позволит быстро срасти мои кости, мышцы и ткани самым чудодейственным образом!
К слову сказать, у трагически погибшего в медитации йога и невозвращенца в тело не было такой вот защиты христианской и накидки. И многие, очень многие искатели на путях заморских, вообще, сильно рискуют, жизни и души свои губят.
Накидка существует у каждого крещённого человека, но если в течении длительного времени носитель её никак не отвечает, не служит, не откликается, не устремляется к Богу, то эта благодатная ткань снимается, остаётся только «метка» и «Хранитель». Любопытно и то, что, однажды, с определённого этапа как моё сознание начнёт развиваться, эту волшебную накидку я – почувствую! Для её восприятия характерны специфические благостные состояния сознания и ощущения своей полной, беспричинной безопасности, незнакомые обычному человеку. Именно об этом необыкновенном, мистическом акте, подразумевая мистическую накидку, явленную в крещении, говорит простыми словами в Новом Завете своим ученикам Иисус, а равно как и всем своим в истории последователям!:

Лук.12:7 А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц.
Лук.21:18 но и волос с головы вашей не пропадет.

После крещения жизнь моя переменилась, но не сразу. Периоды разухабистых пьяных молодых разгулов, то коротких, то затяжных тихих и бурных, и поиск истины на дне бутылки достигли некой пиковой черты, за которой неожиданно и вступила в действие недремлющая духовная Сила – тот самый неуловимый и вездесущий Дух.
Дух витает и властвует всем и вся там, где ему надобно, а как только я почувствовал себя полным рабом Зелёного Змея, как только печально смирился и сдался его жёстким и грубым, шершавым объятиям, так тотчас коснулся Дух меня своим волшебным, воздушным крылом, и понесло сознание как под напором мягкого, любовного, попутного ветра. Здесь то меня ни с того, ни с сего, вдруг, как отмашка чудодейственно и вынесло в незнакомый мир эзотерики, а Силы тёмные, змеиные негаданно отпустили, отступили. Снова вижу Движение из своей прошлой, старой жизни в жизнь и позицию сознания незнакомую, новую… Именно в этот период и звал меня по имени чей то женский Голос и стучала предупреждающе громко какая то детская ручка в невидимую дверь. Так судьбоносно-спасительно проявилось моё крещение…
Чуден и странен божий промысел, но про всё про это описанное было мне неведомо.
Двигался, продвигался я в своём духовном поиске на ощупь впотьмах, как казалось самостоятельно и не видел никакого риска и опасности, как не знает о тёмной, вредоносной изнанке жизни несмышлённый малыш. Даже, когда он и уколется, порежется, обожжётся, даже тогда он не понимает за что и почему, а только жалко, обиженно и громко плачет: бубо, очень больно!…
Глупость и незнание от много спасают, но в любой миг на петлистой и скользкой своей дороженьке мог я подскользнуться, упасть-пропасть, сгинуть совсем, если б за мной любовно, внимательно не присматривал Некто. Ах, как я был слеп и не видел дальше своего носа!…
И, однажды, в разгар моей страсти по йоге, почти в самом начале моего поиска явил мне себя - чудный Странник!…
Была зима и двигался по улицам холодный ветер. Шуршал снег. Чудо русского снега, белизны, чистоты просветляло сознание. Холод подталкивал к радостному движению. Дышал холодным ветром, здесь в Москве, в центре России. Я замёрз и двигался в метро. Но, вдруг, почему то задержался возле киоска. Кружился, заворачивался белый вихрь. А подле киоска стоял бесплотный, невидимый человек – мой Странник. Русский человек… Босой, холщовая рубаха поверх таких же штанов, одетый по-летнему, без шапки. Волос длинный, тёмный с проседью. И борода та самая исконно русская, лопатой… В глазах, в фигуре – тоска, тихая печаль, любовность, мягкость, всезнание, понимание, благосклонность, мудрость… И легкокрылая свобода! Пропитанность Свободой, непривязанностью, широкими и узкими, ухабистыми русскими дорогами, лесными тропами. По полям и лесам. Изредка в город. Дорогами зимними, летними, осенними. И не холодно Страннику вовсе, потому что молитва греет.… А как с ней радостно шагать по Руси с Христом в сердце!… Разве мог я тогда этого русского Старца приметить? –Но он, как вижу сейчас, там стоял… Мог появляться и исчезать. Странник был босяк, голодранец, бедняк, нищета, бомж. Если угодно - своеобразный русский вариант нищенствующего, оборванного суфия. Но не юродивый, - а Странник…
«Надо купить вон ту небольшую книжку, - услышал я свою мысль. Но эта мысль была не моя, а внушённая мне Странником. Книжку купил. Она называлась «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». – Самая первая моя книга по христианской мистике. Христианство не привлекало, православие отталкивало. Богословие я не знал. Очень странной и скучной нравоучительной стороной повёрнуто к духовному искателю это духовное учение. И если б только это…
Какой то томительной, изнуряще-мученической и нудной, затяжной страдальческой стороной повёрнуто к человеку учение Христа. И ни тебе удивительных способностей, ни отменного здоровья, ни Силы, ни энергии, ни открытия Тайн, ни ещё того, чего дают и обещают другие пути, а только - крест, плач по своему греху, слёзы, стенания, горестные взывания, унижения, греховодность… - Непривлекательно! Неинтересно! Надоело, приелось… Да, и сам Христос представляется в самую первую очередь символом страданий, распятым на кресте, а не воскресшим и преображённым. Ну а после него вся эта цепь христианских последователей страдальцев, страстотерпцев, мучеников и великомучеников… Кому добровольно захочется следовать этим путём Христа? – Нет претит это человеческому уму, отвращает…
О, моя сказочная, далёкая Индия, Мексика, Америка, спускающая духовные откровения! О, заграничные всенаделяющие чудесные потоки!
Тем не менее встреча со Странником произошла, и тайные свидания с ним со временем станут всё чаще. В санаторном, московском номере я открыл книгу. (Был в отпуске).
Заструилась, потекла, обнаружилась та странная энергия. Почувствовал нечто. Пробило смутно что то в сердце. Приятно потеплело, стало оттаивать… Провалился в чтение, в книгу о Страннике и купался в усладе… Что это такое со мной? Что случилось, что сделалось?
Дальше больше. Заимел желание в практике. Стал сосредотачиваться в своём сердце, и, вдруг, тихий нежный отзыв, отклик! –Хорошо-то как!, без причины умильно, весело.
Страсти обуяли меня. Не спеши, - шептал мне Странник. Куда там! Быстрее природа человеческая моя захватывать, набирать побольше, подольше, помногу.
Не увернулся, поддался блаженный Поток. Потёк на меня. И тут меня вовсе смело, унесло сознание – поехала «крыша». В несколько дней в христианство оборотился! Точка сознания двинулась… О всяких йогах и эзотерике позабыл.
Стал я неожиданно ездить по многим христианским монастырям, каких в Москве много, и скупать подряд книги по сердечному деланию и православной мистике. Много купил, еле привёз. Потом ещё и ещё. И на следующий день также. Образовались в номере несколько стопок. На меня как на дурачка смотрят. Но я всех люблю и всем добра и счастья желаю… После читал, упивался, погружался, вчитывался…
Странник незримый был рядом. Указывал, разъяснял, учил, пальцем моим по книгам водил. Ну, и премудрость духовная! А как глубоко, сокровенно, правильно. Здесь же крупицы бесценные истины!… Подаются сокровища даром для тех, кто открыт, кто позицией мистической православной располагает. Для всех остальных – скука, отгороженность от Тайны…
Бросился в практику. Был готов на всякие духовные подвиги. Усмирял меня незримо старец. Предостерегал явившийся, прилетевший, оживший Хранитель. Не слышу, не вижу никого!
Разгонял волну. Полно вокруг гиблых воронок-водоворотов, полно глубоких ям, омутов, трясин, но я купаюсь в открытом, всеочищающем потоке. Я познаю духовное блаженство! Волны мистической радости накатывают на меня. Отступают и снова накатывают!…
Тайные свидания со Странником стали регулярные, долгие, частые. Но думалось, вот я какой молодец, сам открыл, обнаружил духовные сокровища. Сам ловко проникаю-постигаю! Ну, и интеллект же у меня высокий и проницательный, гляди, как за правду-матушку зацепился, к истине подошёл-приблизился к самой её последней абсолютной инстанции!
Так в мою жизнь вошла Радость, так я познал вкус настоящего духовного наслаждения… Путь Христа – это Путь неподдельной, расширенной Радости.
Радость-радостная, беспричинная, безбрежная здравствуй!


Радость

Знаешь, где находится жизнь? – Она простирается в самой жизни! Но только в глубине её, внутри.
Человек привык скользить на поверхности, и он сталкивается только с внешней, грубой, не чувствительной стороной жизни. Сокровенный, тайный, эзотерический смысл жизни обитает во внутреннем духовном пространстве, - в человеческом сердце!
Да, как же это так, что я такой взрослый и умный до встречи со Странником не мыслил, не знал, что можно так радостно существовать!?
Странник подарил мне целого восхитительного Бога, который такой большой-большой, громадный, необъятный, и весь Он состоит из - Радости!… И эту Радость можно вдохновенно пить, есть, вбирать в себя, впитывать и Бог при этом не умаляется, а только становится ещё больше!!!
Тсс… Тихо! Я кажется схожу с ума от необъятного веселья. Шёпотом доложу тебе, хи-хи!… Но никому не рассказывай… Я – псих, ненормальный…
Схожу с ума от – РАДОСТИ!!!
А знаешь ли, сколько у радости вдохновенных граней, оттенков, сторон?
А известен ли тебе наисчастливейший, детский смех Освобождённого, прикоснувшегося к бессмертию? –Натурально, к самому настоящему бессмертию!!! Не веришь?
Знал бы, ты друг, тайну моей радости, то бросил тут же всё, немедленно – семью, работу, дом, и побежал бы за мной без оглядки…
Подсмотрел бы ты за мной, как я в уединении в деревенской избе после молитвы исторгал, изливал, излучал, выбрасывал из себя Радость, то тихую спокойную, то буйную, сумашедшую, неуправляемую. Как гулял по природе в розовых очках в розовом мире и пил нектар трав и цветов, как растворялся и терял своё тело в чистом, лесном воздухе. Как прошибало моё тело целительные токи. Как затворнически закрывался от всех в своём доме и не зная, что делать с этим весельем, куда его девать, – его было так необъятно много!, выплёскивал, выплёскивал его из себя на страницы своих дневников. Кромсал, кроил, описывал эту радость, рассматривал со всех сторон, проникал в неё глубже; весь состоял из радости, а я был большой, очень большой; и из меня как из Великана, из Гулливера Радости спрыгивали, сползали, сбегали на бумагу, падали сотни и тысячи радостных лилипутов. Что тут творилось?! Весёлые, восторженные, маленькие человечки буквально с ума сходили от Радости! Они между строчек и на самих буквах сумашедше отплясывали, смеялись, дурачились, корчили рожи, кувыркались, прыгали от счастья… ХИ-ХИ-ХИ!!! Ах, что творилось у меня дома!… Вздымаюсь, выхожу за пределы всем своим великаньем телом, поднимаюсь сквозь дом. Расширяюсь. Накрываю своей радостью, весёлым буйным ветром прокатываюсь сквозь всю деревню, по полям и лесам, застилаю всю русскую землю…
Добраться до глубокого уровня радостного существования. Когда сам факт, только сам факт – вдумайся! – твоего существования – фонтанирующее, непрекращающееся счастье! Счастье, независимое от денег, других людей, работы, забот, неприятностей, болезней тела… -Абсолютная ничем необусловленная самодостаточность!
И ещё тебе откроюсь по большому секрету. По очень большому секрету!… Радость такая – только всего первый духовный шажок, одна небольшая часть, грань, сторона Любви, потому что Любовь – ещё большее таинство… А Любовь ещё более сладостная, необъятная, она – бесконечная… Там дальше, глубже… Взрыв смеха, осколки счастья, фонтаны радости!… Ещё дальше и глубже… Онемение восторга, изумление перед дивной красотой! Ещё… Блаженство, неописуемая сласть, сахар, мёд!… Захлёстывающее, глубинное духовное наслаждение - Самадхи!!!
И нет этому конца, и нет края, и нет у всего этого торжествующего великолепия дна. Нет дна, понимаешь???
Брось, прекрати немедленно читать эту главу, - бациллы радости заразительны и не излечимы!…
Эх, да, как же тебе всё это рассказать-выразить, чтобы ты хоть совсем чуть-чуть понял, о чём это я???
…Вот я бережно накапливаю в сердечной молитве радость, вот я удерживаю её в своём теле, в хрупком сосуде души. Вот меня настигает нежность, тишина, Любовь… Вот счастья становится очень много. Ещё больше. Вот я начинаю звенеть хрустальными стенками от полноты. Поёт моё сердце. Слышишь?! Оно поёт, звенит, играет, радуется. Душа взыгралась ещё сильнее. А счастье всё прёт и прёт, понимаешь???
Я уже его не вмещаю. Но блаженство всё льётся, льётся, ниспадает в тебя сверху – водопад радости!
Всё хватит, вы что??? Достаточно! Уже с ума схожу от счастья, а вы там наверху всё даёте, спускаете… Вы тоже, что ль, там «наверху» сумашедшие???!
Дз-з-з-и-и-и! Треск! Ах! Не выдержал моё хрустальный сосуд. Лопнул от счастья я, но как мне при этом сладко и весело!!! Разбился драгоценный хрусталь на тысячи мелких кусочков Хи-Хи-Хи!!! –Ах! Вдребезги!… Счастье выплескнулось на эти страницы, ах!… Играйте же, играйте, музыканты! Любовная вибрация вырвалась из сердца. Кругом звучание восхитительной, небесной музыки. Улетел из тела, выскочил я. Моё сознание застилает собой уже всю планету, весь космос, «Люблю всех!!!». Растворяюсь в бессмертном существовании…

Нет. Слабо выразил, плохо передал откровение Странника о жизни. Здесь, уж извините, любые слова бессильны… От ума, от красивых картинок до переживания – неодолимая громадная дистанция, бездна…
Но попробую запечатать ещё раз явленные мне от русского старца духовные энергии:
«…В магазине:
-Извините, мужчина… Да, да, - вы! Вы случайно не видели счастье? Кажется, здесь потерял… Рассеянно оглядываюсь. (Ответное недоумение в лице).
- А вы, гражданочка, не сталкивались с ним? (-Улыбка в ответ).
- А вы не видели?… (Молчаливый обратный вопрос). Кто-нибудь, вообще, в этой очереди к прилавку наблюдал счастье? Что вы говорите? Какое оно? Эх, да, что объяснять, если не знаете!… Спешу, пропустите… Моя очередь.
Продавец, милый, давно стою. Мне много брать… Эй, сзади не напирайте. Не напирайте вам говорят, - всем хватит, на этот раз много завезли. Сам видел.
- Милая, мне, пожалуйста, пять («раз, два, три…»), нет семь с половиной килограмм радости. Да, можно в один пакет, у меня свой… Досыпьте, досыпьте ещё… Ничего, что больше, - я оплачу.
Мужской бас из очереди – Ну, куда так много набирает? Нам не хватит…
Писклявый женский – больше пяти килограммов в одни руки не давать!
-Нет, милый продавец, ещё не всё. Взвесьте, девушка, полкило удачи, килограммчика три, ну, такого, этого, что на витрине… недорого веселья… И ещё счастья! Килограммов десять. Донесу, донесу! Надо же как повезло, напал на дефицитный завоз. Отхватил, так отхватил!»

Нет! Не вынесу, не донесу, расплескаю столь много радости и счастья, каким меня наделял, какое показывал мне дивный Странник!

…Где то ходит-бродит счастье. Оно продирается тайком от людей лесами и городскими окраинами.
Оно катится полянами, вместе с солнечным светом выплёскивается на центральные площадя. Оно шатается как пьяное тёмными проулками. Оно неуловимо прячется промеж карнавальных процессий, парадов. Оно прозрачной пеленой едва задевает праздничные домашние застолья и торжества. Из окон с упоением поют. Но пойди схвати, овладей, задержи, спрячь… -Поймаешь только воздух. Мгновение – ты прекрасно!
Счастье почему то всегда проходит мимо, стороной. Иногда оно кажется таким близким, вот в этой мелкой радости или в той. В подарке, в покупке… В прекрасном цветке и улыбке ребёнка. В солнечном лучике, скользящим в лицо. В торжественном замирании природы. Но любая радость так преходяща и мимолётна. А я хочу задержать, стяжать, накопить, удерживать…
Стал я ужасной жадиной, скрягой. Сумашедше вожделею перед тайными духовными сокровищами!
Счастье! Зачем ты скрываешься от людей?
Счастье – это тихий пьяница, которому ну, просто очень-очень самодовольно хорошо!
Счастье прыгает как воздушный шарик прыг-скок!
Счастье – это внутренний праздник, который никогда не кончается…
Прыг-скок! Его не поймать. (Надо знать как это делать).
Счастье кружит над землёй. Летает. Оно умеет летать. Оно – воздушно…
Счастье ходит промеж людей тихо, крадучись, осторожно на цыпочках. Оно незаметно, невидимо.
Счастье – это волшебное существо-невидимка! Попробуй поймай-догони!
Счастье прячется от людей. Его надо искать.
Тсс… Тихо… Оно очень пугливо. И, гляди не вспугни. Увидишь случайно своё счастье – бери быстрей, хватай и прячь под подушку, спи с ним, не выпуская из рук: «Моё, никому не отдам!!! Не расстанусь с ним никогда…»
Знаю, счастье, кто ты! Ты – сама большая, белоснежная, пуховая подушка! Так сладко и уютно спать на тебе, погружаться в тебя! Обнимаю тебя, окунаю голову в твой нежный, мягкий и ласковый пух… Обнимаю подушку-счастье, растворяюсь в беззаботном сне-блаженстве, сладко пребываю-сплю… Не будить! Счастье – совершенные уют, комфорт, удовлетворённость. Дайте понаслаждаться счастьем!
Счастье очень ранимо, капризно. Осторожней, бережней с ним обращайся.
Вот-вот… Сейчас… Я слышу, оно где то рядом.
Какое ещё ты, счастье?
-Ты, конечно же, большее, бесшабашное, сумашедшее, необъятное! Ты – буйный, восторженный, освежающий ветер. Ты - полёт, песня, танец!
Ты – искрящийся белый снег, ты – солнце, воздух, зелень и позолота природы, Земля… Ты – очень мягкое, милое, нежное, воздушное, сладкое, лёгкое…
Ты - сахарная вата, пудра, горячий запах белой розы.
Счастье-Свобода-Радость, - настоящие, непреходящие, запредельные, неописуемые, - в абсолютной своей полноте в духовных сокровищах человека. Они скрыты, запрятаны в – человеческом сердце!
Счастье в духовной Любви к Богу. Не измеряется, не покупается, не продаётся волшебный Свет…
Достаю из своего сердца, из самого сердечного мешка, как из футляра. Держу в восхищении и безмолвном восторге на вытянутой ладони своё розовое, облачное, духовное, энергетическое, поющее, вибрирующее, искрящееся от счастья сердце. Оно есть самое реальное из всего…
Да, как же вы это все не понимаете, что счастье внутри человека???!


Посвящение


Удивителен, высок, волшебен, чудотворен поток сознания Странника. Ненавязчив. Столь мягки, гармоничны, воздушно-прозрачны, прекрасны и нежны воды его, что не плыл, а купался, летал в нём. И подолгу… не замечал…
Агрессивные и злые потоки дрались за меня, вмешивались в сознание. Совлекали, сбивали с дороги, заманивали.
Бог молчит, ибо о чём ему кричать, коли он – Истина. Любовь отдаёт, а не забирает. И торжествует она в тишине, царственной, духовной. Бог – всему Владыко.
Не таково хищное сознание. Оно шептало-нашептывало, оно кричало – гляди, как тут у нас всё здорово, интересно и красиво. Всё есть и для тела твоего и для ума и неописуемые перспективы и возможности духовные – с ума сойти!
Я верил. Соблазнялся. Шёл, следовал. Энергии хищные меня дробили, ломали, давили. Думал так и должно быть, что таков всякий путь.
Но Странник тут же вмешивался и показывал: сравни энергии, сравни переживания…
Самым странным образом вплетался, вмешивался, входил в мой духовный поиск христианско-мистический поток. Иногда я упивался им, наслаждался на полную катушку, хотел даже бросить всё и уйти отшельником в лес по примеру древних русских старцев-затворников. Но потом отрицал, отвергал, отвращал даже, пропитываясь иными противоположными эзотерическими идеями и концепциями. –Ну, и кидало-мотало меня! Я даже и не заметил, как прошёл от Странника – посвящение, и он отдалился от меня… Восстановлю сейчас эту линию своего духовного познания.
Только не удержусь. Вот, что я тебе наперёд скажу, искатель ты мой дорогой, христианская позиция – она самая верная, чистая, кристально-прозрачная, истинная. Православие – это право! – славие, правильный путь! Всё остальное в сравнении со всей этой выше описанной эзотерической кашей – грязь, чепуха, мишура, искажения, подлый обман, подстава.
Никуда не ведут пути ложные. Без Любви они. По наивности и глупости своей, начитавшись, я и сам твёрдо верил ранее, что все пути ведут к Истине, к Богу, к развитию… -Враньё! Только, когда к чистоте прикасаешься, начинаешь видеть грязное и хотеть всё большего очищения.
Тайный Путь позади всей популярной эзотерики находится, течёт, пребывает. Только он родной-единственный соединяет.
Мне Странник мой столько открытий, откровений, прорывов в сознании подарил, что вместе всем этим потокам, в которые я входил, - не достать!
После очередного цикла духовного обучения Старец меня всегда оставлял. Так мне казалось. Но он никуда не пропадал, а внимательно присматривал. И в самые тяжёлые, критические моменты всегда незримо появлялся и выручал из беды…
Началось обучение с сердечной молитвы. Она – главное. Она - всё и вся. В простой, коротенькой молитовке «Господе, Иисусе Христе, помилуй мя!» вся христианская мистика заложена, всё богопознание, все тайны человека и вселенной! (В более полном варианте читается: «Господе, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго».)
Так под руководством Странника начал я осваивать это сложнейшее, тончайшее, ювелирное искусство, и, конечно же, о таковом не подозревал. Исходная, духовная позиция была у меня не верная: на захват, на приобретение, на получение. Думал: сконцентрировался на тайной сердечной дверце, вскрыл её. Полилась-заструилась оттуда волшебная энергия, и тогда не теряйся – запасайся впрок. Хватай побыстрей! Разливай по всем ёмкостям, кастрюлям и вёдрам. Обогащайся, омолаживайся, наслаждайся и радуйся жизни. Но на пути Любви учатся не забирать, а отдавать… Служить надо. Терпелив был Старец со мной, а когда я проваливался в коварные духовные ловушки, с молитвой связанные (ох, и много их!), тогда выводил меня Странник медленно нужной книжкой, мыслью, отлучением, поучением, закрытием…
Много, очень много меня ожидало дивных преображений и познаний на пути правильном.
Поначалу взялся я за гуж непосильный, не соизмеримый с моими физическими и духовными возможностями. Потому как распирало от духовной находки и пристрастного обладания.
Не долго думая, стал я напрягаться в своём сердце и творить молитовку Иисусову, как Странник целых несколько часов! Сердце ломить и болеть неприятно стало. Судорога какая то во рту, в челюстях и в языке образовалась. Свело – язык не могу повернуть! –Вот до чего страсти и жадность доводят, - слышу мягкий внутренний голос Странника. – Двигаться надо неспешно, постепенно, гармонично, со смирением…
После перерыва в неделю, научённый таким болезненным надрывом, стал я более умелым, и совершал молитовку в сердце немного, осторожно, с перерывами, размеренно, прислушиваясь к ощущениям. А как вступала болезненная, неприятная ломота и теснение в груди, так тут же своё делание прекращал.
Постепенно увязывалась молитовка в сердце. Гуляю ли по улице, или в пригородной электричке еду на работу, потихоньку сердечное, тайное упражнение, что от Странника перешло, - выполняю.
Здесь то и почувствовал я в самом сердечном местечке слева, в верхнем его уголке, будто огонёк волшебный зажёгся-затеплился, - но до чего приятный! Свечечка возгорелась. Не обжигает, а наоборот, странный, освежающий, орошающий холодок там удерживается. И греет и охлаждает!!! Умиротворяет ласково…
Удовольствие от этого – непередавамое! Буд то сердечко моё оттаивает. Было оно омертвелое, сухое, словно какой-нибудь злой и циничной Снежной Королевой замороженное. А теперь случившееся оттаивание-отморозка от сухого, бесплодного существования к жизни меня жаркой, наполненной, истинной приближает. Оживаю я к жизни, - ай, да молитва Иисусова!
Стал я эту животворящую волну разгонять и процесс омолаживания своего организма включать на полную, а за этой волной одна за другой волны мистической радости стали накатывать и даже целый прилив и прибой буйного счастья меня подымал.
Иду ли в зиму по морозному воздуху, и всю эту морозную, радостную струю в сердце своё направляю, а там тепло живое образуется, разливается блаженно по телу и Радость!!!
Токи с регулярной молитвой как он солнца лучи стали расходится по телу в разные стороны. Глядь, то нога оживает, то палец руки, то в печени целительный, пульсирующий ток образуется. Чувствуешь доподлинно, явно, что преобразуешься, очищаешься, исцеляешься чудодейственно. Горит свечечка тихо себе в уголке сердечном, а ток лечебный по странности может бить то в мизинце ноги, то в горле. То к почкам жар целебный поднимается. И всё через сердце такой радостью пробуждающей, игривой, веселящей отдаётся во всей душе.
На работе тоже так. Как перерыв, так иду бродить по московским улицам с молитовкой в сердце. Прихожу радостный, счастливый как никогда – не поймут мои сослуживцы что со мной. Но делание это тайное, открывать его никому нельзя. О моей практике знали только я да Странник.
Постепенно научил меня старец и другим стилям духовной практики и много чему научил. Удивлению и восторженности моим предела не было. Что происходит с моим сознанием?! Жил я в небольшой хрущёвской квартирке и её ненавидел всеми фибрами души, за то, что было в ней тесно, за то что жизнь моя в ней не удалась. За то, что связаны у меня с ней самые плохие и тяжёлые в моей жизни переживания – скандалы в семье, ссоры, выплески гнева, раздражение, развод родителей, развод собственный… А тут бывало приеду после работы и с молитвой в электричке и моя комната чудодейственно преображается, становится целым царским дворцом. Так хорошо, уютно и комфортно мне в ней было находиться, что не надо и лучше! Заполнялась комната молитвенной тишиной, блаженством, витал я по этому усладительному пространству и как кот из мультфильма растягивал от полного удовлетворения-умиления-удовольствия улыбку на всю морду и ещё шире на целый метр…
Я как бы блаженным, полуумным дурачком временами становился… Теперь понятна стала мне мудрость народной русской сказки, в которой Иванушка-дурачок всегда был самым последним человеком в окружении, а потом оказывался всегда недосягаемо первым!
Ещё одно откровение через молитву пришло небольшое, но для меня оно важное: вместе с оживлением тела, восстанием из мёртвых, нахлынуло приятие и всеприятие и в первую очередь внутреннее. Оказывается, до сих пор я сам себя эгоистически любя, одновременно презирал, ненавидел, винил, истязал, ел… Раскол был сильный внутренний в душе и дискомфорт, и постоянная неудовлетворёность, временами очень мощная, захлёстывающая. А как занялся регулярной молтвенной практикой, так откровение опытное пошло за откровением. Полюбил я себя неэгоистически искренне, полюбил своё тело, над которым ранее измывался. Полюбил и простил. И после этого на душе не наждак, а один сплошной плюш, шёлк да бархат! Словно раны кровоточащие целительным маслом залил. Какая сила духовного преображения, какая сила!…
Молился тайно и на работе, заперевшись в кабинете, что б никто не мешал, и вообще, в любом и самом неподходящем случае изыскивал моменты, вплоть, что даже в туалете запирался для молитвенного делания. Не место красит человека, а человек место!
Ну, и секреты же открывает духовный приём молитвы! Медитация по сравнению с ним – тьфу!, - сонная ленивая полудрёма, лихорадочная и непрестанная, механическая игра ума. Как открывается же сердце, то нараспашку или даже всего чуть-чуть – тут же в тебя начинают вливаться мистические знания без слов. Любовь такая невозможная переполняет не только тело, но и всё за его пределами. Теряешь тело, сливаешься с любовным пространством и сладко-сладко, упоённо-насладительно… Понять умом безмолвное знание очень трудно, а описать ещё сложнее. Вроде как прямое непосредственное знание-переживание обо всём. Ты уже всё знаешь!, и только потом приходит запоздалое мысленное оформление этого знания. А оно как бы уже и не нужно, но пусть будет…
В сердце находится волшебная, тайная дверца, там духовные энергии – неописуемые! Поначалу я думал, что открываю её сам, своим трудом. Потом понял, - Поток как золотым ключиком её открывает. Позже узнал, что за поток, почему, как, а тогда…
Полюбилось мне духовное сердечное напряжение, только после него и познаёшь что такое божественный покой. Замирает ум, как конь норовистый, взмыленный и не колышется, – ни один мускул не дрогнет и ни один волосок в гриве не шевелится, не конь, а изваяние прекрасное! Я в такое чарующее блаженство проваливался, что не могу описать. Странно работает молитва. С «откликом». Иной раз, кажется, бесплодным было само упражнение. А через несколько часов в самом неожиданном месте, как откроется кран Счастья, как хлынет Радость, как прорвёт Блаженство… Это сердечная дверца сама распахнулась. Она себе «на уме». Ох, мне эти сухие, неуклюжие слова, их так мало, чтобы передать, что чувствовал я…
Очень часто почему то застигало, ниспадало на меня блаженство на платформе в ожидании электрички, в Царицыно в частности. И будто уже не ступаешь по асфальту ногами – убираются ноги! – а плывёшь на блаженной, мягкой воздушной подушке вдоль толпы. Любишь всех и кажется, что все эти люди на остановке тебе милее и роднее отца с мамой, и они все безумно любят тебя одного, влюбились все разом. Да что там, люди! В такие мгновения вмещается вечность! Проваливаешься в безграничность яви, будто двери невидимые в воздухе распахиваются, проходишь за них во плоти, а там новое незнакомое ранее теперь пространство обнаруживается. Явь как луковица, оказывается, - открываешь тайное измерение и попадаешь из яви в другую явь, ещё более реальную и восхитительную, а в ней… А там не только весь город, страна и земля, - весь космос начинает объясняться тебе в Любви! Ну, и дела… Со всех сторон потоки всемилости и ответной на молитву к тебе Любви стекаются и стекаются… Ласкают, одаривают, успокаивают. Безмятежность охватывает невинная, как у грудничка в колясочке, - блаженство тихое, умиротворённое, гармоничное, утончённое ниспадает, падает себе потихоньку сверху. Плывёшь по миру этому, он тот и уже не тот, и пьянеешь от вина божественного. Всё-таки стал я пьяницей…
Очень странное и парадоксальное для ума человека действие духовного закона Любви, что на правильном эзотерико-религиозном Пути безотказно работает. Это тебе не то, что какая-нибудь чёрная магия толтеков, где энергию копят, хищно набирают, алчно разыскивают. В Потоке Любви чем больше ты отдаёшь, - тем ещё больше потом получаешь, - совсем нелогично! Так же всё раздать можно и самому ни с чем остаться. - Не так всё на Пути Любви! Подарки, коли хорошо послужил-потрудился, начинают ответные сыпаться. Да, какие! Какие у царя, у самого Бога могут быть подарки!? –Они поди не нищие…
И ещё одно прозрение из многих других с молитвой связанное посетило меня как то. Было это после периода летнего поста в деревенской избе. Я тогда 2-е недели питался во многом травами и молитва шла достаточно эффективно. Чистка духовно-энергетическая шла очень мощная. И вот по выходу из поста сварил я себе первый мясной суп из свиной тушёнки. Ем его. Куски мяса жую. И почувствовал я тогда сразу всем своим телом и существом, каждой клеточкой, что для человека мясо есть вообще нечто противоестественное, противозаконное. Такое невкусное, ядовитое оно мне показалось. Несъедобное! (А ранее за счастье уплетал!). А мясо убитых животных кушать ещё более нечто запретное. Тяжёлые, разрушительные вибрации почувствовал в пище, вкус гниения и разложения, страха, убийства. Сознание моё на этот период было развито, утончено, прочищено. Взглянул я на пустую банку из под тушёнки, увидел в округлом портрете симпатяжку и милую свиную мордочку, прям как портрет умершего человека на кладбище, на могильном кресте. И стало мне очень печально и грустно, что я друга убитого ем. И заплакал я в сострадании к этому несчастному и доброму живому существу, которого убивают злые люди-людоеды себе в пищу…
Приходят с молитвой в движение даже события! Они вокруг тебя начинают подстраиваться под твои в первую очередь духовные запросы и нужды. И Странник являлся мне. И было дано безмолвное знание: «Молитва связывает человека с его Судьбой»… Здесь у меня ощущение особое возникло, что в молитве я словно физически подкову своей Судьбы разгибаю, словно узел тяжёлый, путаный неудавшейся своей жизни разматываю. Распрямлялась постепенно линия жизни. Мне поначалу и самому не верилось в чудо молитвенное. Как так? Сидишь дома, в уединении. Ну, молишься себе потихоньку. А где то там, наверху, вовне вихри кармические закручиваются, воронки энергетические судьбы твоей образуются и всю-всю грязь и неблагополучие с хлюпанием как в унитаз спускают; всю нечисть Поток из жизни твоей будто метлой выметает. Чудо настоящее обнаружил. На события и на Судьбу свою я через молитву ощутимо влияю! И в самую лучшую и эффективную сторону… Как магнитом стал притягивать нужные встречи, книги, людей, как бы случайные происшествия и знакомства. Молитва - на события, что вокруг человека, очень сильно - действует! Такое откровение…
Разочаровался я быстро во многих своих иных изысканиях. Буддийская безразличие и отрешённость на фоне постижения загадки Любви тут же меркла безжизненной пустыней в сравнении с оазисом. Лювовь пылкая, жаркая, страстная – вот жизнь! Любовь – крылья, полёт, вдохновение…
Молитва даже накормить способна! Такое нередко со мной случалось. Бывало, молишься перед завтраком или обедом, а чувствуешь такое насыщение почти физическое, что есть и не хочется совсем. Так образуется бессмертное тело блаженства, превосходящее во много раз чудодейственные способности тела сновидений и даже дубль магический…
Какая же силища заложена в молитве, если она правильная, сердечная, - непостижимо! Со временем стала доступней мне в описаниях христианская мистика. Тайный сердечный вход – всем входам вход. Он имеет одну позицию полного всевластия над своими сновидениями. Я когда поглубже в этот сложный вопрос вник, то удивился сильно обману магов-толтеков, перед которыми ранее восторженно восхищался. Есть за сердечной дверцей одна позиция, в которой происходит непрерывное осознавание. Чтобы ни делал, где бы ни был, а осознаёшь всё, даже не можешь не осознавать! И осознание такое не циничное, безжалостное и холодное, как у толтеков (сие сознание дьявола), а нежное, любовное, благостное. А это означает сплошную, ежедневную способность христианского мистика иметь полосу сновидений только осознанных. А это и развитие свого тела сновидения и внетелесные запредельные путешествия и тайны и многое другое. Сам Гурджиев и великие учителя им подобные со своим намеренным самовоспоминанием подростками становятся. А сердечная мантра даже у йогов считалась самой секретной и эффективной практикой власти над сном. Но у христианских затворников она ещё мощнее…
Меня с позицией полного Осознавания за тайными, сердечными створками только познакомили, но понял я, что это как аванс, а позже дастся в ней устойчивое пребывание, а это уровень самых великих мастеров в дзене и им подобных.
Когда же я детальней рассмотрел своё «эзотерическое» прошлое, то и вовсе обнаружил неожиданный для себя факт, свои самые первые осознанные сновидения и мощный прорыв в сознании, с ним связанный, мне дал не дон Хуан, а Странник подарил! Я в тот день почти несколько часов в общем с перерывами молитву Иисусову практиковал. А перед сном в особености страстно попросил в молитве мне такое важное для меня прозрение духовное дать. И было мне дано.
А сновидения мои, включая осознанные, в связи с молитвой такими чудными красками и запахами расцвели, что сбился я с пути правильного на эти ночные видения, на дон Хуана, и соблазнился сокровищами сновидений, а они оказались впоследствии обманом… На тусклом, не истинном Свете духовном замешаны…
Знакомил не сразу, вдруг, меня с Сознанием Христа Странник. Длителен процесс духовно-энергетического очищения. Я всё норовил забежать вперёд, но Поток учил мудро, а я из него непрестанно выбивался. На другое зарился…
Напала как то на меня жуткая ломка тела в связи с параллельными занятиями по Иванову и разными йогами. Болезнь странная, пугающая, непонятная. И тут завернуло меня вновь, подправило. Написал с подачи Странника письмо великому Старцу русскому о. Иоанну в псковский монастырь. Тот славен своей прозорливостью (ясновидением) и всё-всё про человека только по письму сказать может. Вот что православный Поток дать человеку может. «Мастер» дон Хуан на фоне этого грязным мальчишкой становится. Ему, чтобы узнать лишь только один фрагмент прошлого или будущего, надо натирать свой лоб отвратительной дьявольской мазью, курить противный, кошмарный «дымок», ловить и отрывать ящерицам головы, есть их потом… Всё это такая чернуха и грязь магическая. Не достать ей чистоту духовно-религиозного «видения», прозревающего, высвечивающего мгновенно всю Судьбу человека как на ускоренной киноплёнке.
Увидел меня всего, каков я есть, по письму о. Иоанн, отписал мне, наставил, направил. И фактически запечатал в Потоке своим христианским благословением.
Что будет, с бочкой мёда, если в ней размешать ложку яда, - так разъяснял мне великий современный Старец. Всё, чем я занимался на фоне чистого, православного Пути и было искушение, сладким на первый вкус ядом, который потом отдавал неминуемо горечью… Высветилась после письма о. Иоанна линия знаний Странника, соединилось моё сознание с самим Йосифом Арифамейским! Странник посчитал, что пришло нужное время, достал чашу Грааль, полную крови Иисуса и дал мне испить!
Материализовалась чаша в потир церковно-обрядовый. Стою я в церкви перед священником в золотых одеждах и отпиваю из волшебного кубка вино самого Христа, кровь его в вине таинственно пресуществлённую… Приобщился не на словах, а на деле в таинство посвящения. Стал единым с Христом. Ох, и что тут началось потом!…
Была зима… Шёл после церкви сам не свой… Русский белый снег искрился радостью во мне. С ветром поднимался в рот. Не снег, а сахарная пудра! На душе легко, вольготно, словно груз в тонну сбросил вмиг с плеч, который всю жизнь тягостно влачил!…
Раньше думал, когда читал книги великих Учителей духовных, как же это такое жалкое, бренное, хилое человеческое существо, которое подвержено болезням, непрестанной суете, беспокойству, старости и смерти способен бессмертие почувствовать?
Но испил крови Христовой из чаши Грааль, прикоснулся к его сознанию и ощутил!…
Первым делом накидка энергетическая, божественная проявила своё действие. Состояние попробую описать. Такую защиту абсолютную почувствовал, что выскочи внезапно на меня из-за угла бандит вооружённый, кровожадный, замахнись ножом на меня, - не дрогну, ни малейшего волнения-испуга не проявлю. Ну, бессмертный я! –Чего ж переживать-трепыхаться… Внутренняя свобода такого состояния сочеталась с другим аспектом – благость недеяния. Такая Любовь Бога на меня низошла и знание безмолвное, что даст он мне всё-всё, что только пожелаю, что самому и нечего вмешиваться. Не нужно суеться, беспокоится… Чего своим умом лезть? Мы ведь как привыкли: многие отрицательные эмоции и среди них самые мелкие – наше обычное, привычное состояние. Заботы, тревоги, планы, надежды, опасения, страхи, волнения, недовольства… А тут всё это разом – ух! – исчезает. И полная, абсолютная беззаботность. И купаешься в Любви, вечности и бессмертии. Только в ответ сердечная благодарность…
Как же материалисты и все прочие умники-эзотерики, которые Бога или отрицают или подменяют энергиями безличными, позициями точки сборки, проекциями - народ дурят-обманывают! Я все эти теории хорошо понимаю и знаю, но и самого Бога познал через Странника, - мне есть с чем сравнивать!
ЕСТЬ БОГ!!! И, конечно же, он в самой высшей степени личностный, всемилостивейший, благодатнейший, всепомогающий и неописуемый!…
Впрочем, у каждого свой Бог. У иных какая-нибудь грозная Богиня Кали по зубам может дать-врезать, раздавит всмятку слоноподобный Ганеша, а Шива ужасный с ожерельем из черепов способен сжечь-испепелить в гневе –
НО НЕ ТАКОЙ БОГ ЛЮБВИ!
Мир замедляется в состоянии бессмертия, - прошу не путать с «остановкой мира» Кастанеды, - вещи разные!
Продолжал идти после причащения и останавливалось время. Обычно сознание человека работает на повышенных скоростях, как трактор не переставая «трах-тах-тах!». Такая лабильность и сильный динамизм сознания не даёт погрузиться, проникнуть в жизнь. На поверхности жизни сознание человека барахтается, не погружаясь в глубину и суть, как беспокойный поплавок. Но время после приобщения к тайне Христовой стало замедляться и мистически останавливаться совсем…
Вот она какая жизнь!…, - даже не думал, а чувствовал-переживал с восхищённым недоумением я. – Про это же обычный человек совсем не ведает. Он только думает, что живёт…
Иисус распахнул передо мной настоящую жизнь!
И в утончённом наслаждении растворялся и расширялся я…
Но посвящение на этом не закончилось. Я рвал, ускорял, теребил свою судьбу. Отходил от Странника, приманивался вдохновенно иными эзотерическими идеями и Путями. Выбивало меня из правильного Потока. Духовная жажда моя разрасталась неуёмно и неуправляемо. И то хотел и это. В христианском потоке сомневался, а, вдруг, чего недодаст! Плавал во многих иных, чужеродных, заграничных разрушительных, демонических потоках. Они обещали мне силу, энергию, способности, здоровье. Не подозревал легкомысленно, насколько это опасно.
Нередко в неистовой и страстной своей жажде жизни меня сопровождало странное на грани патологии желание-ощущение, что как бы хорошо было размножиться, раздробиться и находиться сразу во многих и многих местах и привлекательных обстоятельствах. И пить, пить одновременно нектар жизни, везде успевать и ещё более детализироваться, распространяться, расширяться и захватывать своим сознанием всё новые и новые духовные пространства и переживать всё новые и свежие психоделические состояния. (Такой духовной направленностью наделил меня наркотический поток сознания трансперсональной психологии и магии толтеков). И был мне тогда знак.
Поток Странника, предвидя мою неуемность и алчность, а также выращенного в будущем демона разрушения и неминуемые муки и страдания от него, сдвинул мою точку сознания в осознанный сон и было мне в нём откровение и одновременно ещё одно посвящение. Оно охватывало аж, целых 10 лет моего духовного поиска и жизни!
В осознанном сне увидел я самого Иисуса Христа. Распахнулось чёрное, густое как дым надо мной небо. Створка в нём образовалась. Стал проём увеличиваться, расширяться, обнажая за ним пространство чистое, светлое, прозрачно-голубое. И Христос явил себя благосклонно сверху в красивых многоцветных одеждах с преобладанием чистого голубого и золотых цветов.
В христианской мистике придаётся значение духовному видению без-образному: как ослепительно-яркий Свет Христа, а все остальные самые пленительные и чарующие формы и явленные образы справедливо относят к демоническому искушению. Однако, существует и золотые правила различия истинности воспринятого.
Передо мной был - Христос! Потому что во сне (и одновременно наяву!) я вошёл в самадхи. Слёзы неизречённого счастья, покоя, преданности, духовной устремлённости к нему хлынули на меня. Я, сделавшись легче пёрышка, стал подниматься вверх, полетел навстречу Иисусу, погружаясь всё более в любовь неизреченную... И забыл в неописуемой радости всё и вся. Видел только его, пока сознание моё не подёрнулось дымкой, пеленой и не откатилось…
(Примером неистинности видения и демонического искушения может служить следующая реакция: вместо тихого, глубокого преображения от встречи я бы стал фанатично рассказывать другим людям, что видел самого Бога, страстно призывал бы к «любви», начал бы лихорадочно проповедовать, набирать учеников, чувствовал бы себя пророком, стал бы создавать свою Церковь и т. д. – случай, похожий на демоническое искушение Иоанна Береславского…).
Иисус явленный был моим собственным, внутренним, волшебным, духовным Светом, который я страстно хотел узреть и познать. Но я не был готов увидеть Христа во всём его ослепительном бесформенном великолепии, поэтому передо мной предстал его отражённо-сфокусированный образ. Это было посвящение…
Иисус посвятил меня в длительные страдания. Ах, как точно, правдиво оказалось это откровение впоследствии! Но он же, Иисус, и стал знаком моего неминуемого Освобождения, возрождения и божественных даров, награды за мой труд духовный впоследствии…
Склоняю безмолвно голову перед чистотой, мудростью и провидческой силой потока Странника!

Вы любите готовить, обязательно посетите наш сайт с рецептами блюд

Сценарии поздравления с 8 марта в школе и детском саде 

 

1  2  3  4  5  6  7  8  

 
Используются технологии uCoz