ИНКУНАБУЛА интернет-библиотека
АБВГДЕЖЗИКЛМНОП Р СТУ Ф Х Ц Ч Ш ЩЭЮЯ
 

Рерихи

Скорый поезд-экспресс «Красная Стрела» везёт, несёт, мчит меня в новом, неизвестном направлении, рассекая упругий воздух. Он наверняка привезёт меня к свободе и счастью. А может быть в бессознательное «никуда»?
Чувствую победные, взлетающие вверх токи. Прочерчиваются в небе красно-голубые молнии. Вспыхивает то здесь, то в беспредельном космическом «там» - огонь. Он называется - Агни. Жадно, возбуждённо, вожделенно смотрю на ярко красные и тёмно-багровые языки пламени. Огонь зовёт, будоражит, гипнотизирует. Агни призывает. Это – духовный огонь очищения! Он обещает мне новые тайны. В меня врезаются спирали оповещения. Застилают, волнуют, влекут неведомые вибрации нового учения. Это завораживающие ритмы небесного диктанта. Вновь мне таинственно подмигивают горы и небосклоны далёкой Индии и Тибета. Сокровенные, духовные знания веками хранятся - там! Где-то очень далеко и одновременно так близко, - в твоём сердце!, - тебя ожидает белое Братство, Иерархия. Влечёт загадочная Шамбала – духовное сердце Земли. Ведут, незримо взирают на нас с высоты Великие духовные Учителя. Это – …
Агни-йога, Живая Этика!
Я в гостях у выдающейся семьи русских интеллигентов и духовных учителей: Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов. Рерихи… Строгое, одухотворённое, спокойное, чисто выбритое лицо главы семьи – борода по китайски длинным клином вниз; и прекрасный, утонченный, чернобровый женский образ в лице хозяйки в роскошных, длинных пурпурных одеяниях. Духовное имя Елены Рерих – Урусвати. Она летает в красивых, воздушных, фиолетовых одеждах в своём тонком теле среди голубых звёзд в открытом космосе…
Здравствуйте, Рерихи! Дайте, пожалуйста, Путь; мне нужны духовные знания.
Приветствую тебя, Матерь Мира, Майтрея – будущий Будда и всё Белое Братство. Я – здесь…
«…Не может пресечься дружба или сотрудничество. Между ними и Тонким миром должно быть ещё нечто одинаково принадлежащее двум Мирам. Это «нечто» - Братство. Нельзя назвать большего понятия, которое бы венчало человеческие отношения и соответствовало сущности Тонкого и Огненного Мира… Почти невозможно представить соприкасание земного и Огненного Мира, но в доспехе Братства и такое слияние становится возможным.» Пережечь, сплавить воедино и сжечь в духовном Агни всё в себе самое низкое, пошлое, плохое. Устремиться всей душой и сердцем к великим Учителям Мира, к Братству. Достичь Огненного Мира и путешествовать в тонком теле с полным сознанием по бескрайним космическим просторам!…
«Мысль – молния. Нередко получаемая мысль высекает в нас световые явления, она усиливает сияние чакр. И вибрации позвоночника тесно связаны с принятием мысли…» Оказывается, мне ранее так не хватало этой духовной, огненной! устремлённости - агни-йога дала её.
Возжечь, воспламенить свои духовные центры.
Мне не понятен был процесс духовной трансмутации при помощи Кундалини - Урусвати подарила мне бесценные знания.
Я – агни-йог!
Следовать пути агни-йога. Попытаться выйти на «контакт» с небесными Силами, Учителями. И тогда Они поведут…
Но как войти в контакт? – задавал я себе один и тот же вопрос. –Неуклонно следовать указаниям Живой Этики! – был внутренний ответ.
Моя Кундалини после брошенной практики медитации, свернув клубочком дремала. Возобновив свои сердечные медитации, но на этот раз в рамках агни-йоги, я вновь почувствовал её шевеление.
Раздуть, разжечь в себе внутренний Огонь!
Вот я спиралью сознания взметаюсь ввысь, устремляюсь. Ожидаю в устремлённом напряжении…
Сознание с практикой всё более утончается. Его развитие сопровождают мгновенные вспышки света в голове. Частота моих собственных и принимаемых вибраций в медитации постепенно повышалась.
Со временем я стал в самом деле! и к своему удивлению различать мысли, посылаемые мне сверху, из огненного Мира. Это были ответные мысли: «Мы тебя слышим!!! Это были огненные мысли помощи, поддержки и напутствия в ответ на мой призыв. Они действительно, как и описывала их Урусвати, были подобны кратковременным молниям, вспыхивающим летящим сверху метеорам, оставляющим свой след лишь на мгновение. Читать их было очень трудно. Огненные мысли очень сильно отличаются от всех других подобных энергетических вибраций своей повышенной частотой и током.
Чтобы выйти на контакт с Шамбалой и Белым Братством необходим был дальнейший рост и воспламенение высших духовных центров.
Но мой призыв и приём огненных мыслей, фактически уже означал начало такого контакта! В духовном космосе ничто не остаётся без ответа…
Даёшь полноценный, открытый, прямой контакт!
Вдохновлённый таким успешным начинанием – само Белое Братство мне отвечает!!!, я стал погружаться в живую Этику, в агни-йогу всё глубже и дальше. И, однажды, я всё-таки вышел на прямую связь! Контакт состоялся, он оказался очень впечатляющ! Но!
По иронии судьбы, линия моей жизни, вдруг, подёрнулась, выбила меня из учения Рерихов, в очередной раз сделала лихой вираж и там, на другом конце провода неожиданно оказалось не Белое Братство. Мой духовный призыв, брошенный в небо, другой конец провода поймали, перехватили, приняли не в Шамбале, а на другом континенте – в Южной Америке!
Духовные пространства сознания пересекаются.
Я вышел на прямую, живую связь с - таинственными, загадочными, мексиканскими магами-толтеками!
Сам носитель древнейших, мистических знаний, старый нагваль, индеец, маг дон Хуан явил мне свой чудодейственный, светоносный дубль и дерзко вмешался в мою судьбу! Так вот же он тот самый духовный свет, который я так долго искал!
Толтеки очень быстро перетянули в своё пространство, заманили меня в свою магию.
Путь толтеков – моя судьба…

Дон Хуан

За последние 15 лет в Москве и Московской области было несколько ураганов. Один из них (кажется в начале 90-х г.г.) был наиболее мятежным, неожиданным, бесконтрольным и мощным. Я видел его последствия: пробитые и сорванные крыши некоторых домов, с корнем вывороченные большие деревья, покорёженная техника…
Смерч проносится по территории непредсказуемой, выборочной траекторией. И всё, что его страшная, смертельно опасная воронка хищно засасывает в себя, неизбежно распадается, крушится, ломается, беспощадно уничтожается. В наиболее ярких подобных стихийных неуёмных разгулах природы, в столбах пыли, давления, всёсметающего на своём пути хаоса можно наблюдать летающих коров, обломки домов, силуэты несчастных людей, сами мелкие дачные постройки. Ураган не разбирает, кто виноват, а кто прав. Он не способен карать и миловать как египетский Бог Анубис потому что воплощает собой неумолимый закон – РАЗРУШЕНИЯ!
Тем не менее редким счастливчикам, побывав под большим напором и давлением высоко в воздухе, удаётся благополучно приземлиться, опуститься на землю…
В учении толтеков я открываю принципиально новую для себя психологию – психологию чудесного, волшебного, - психологию магии Свободы и осознанных сновидений!
В моих ушах шумит ветер. Он мощными порывами подёргивает деревья и крыши домов. Я восхищён его силой. У меня кружится голова от восторга. Я делаю ускорение, чтобы приблизится к нему. Я хочу использовать воздушную волну для взлёта, полёта. Очередной ураганный вираж. Ветер! Это буйный ветер свободы и открытия тайн! Свобода от всего обусловленного, скучного, мелочного, ограниченного. Свобода пить этот сумашедший, прохладный ветер и парить в его мощных воздушных потоках.
«Воины знают, что ветер нагваля – это реальный ветер, который способен унести человеческую жизнь».
Карлос Кастанеда
Подлинное духовное познание – всегда рискованно. Проникновение в настоящую тайну – опасно. Риск. Рискованный, дерзновенный, смелый поиск. Только тогда, когда в жизни присутствует риск и опасность, твоё существование и наполняется остротой, насыщенными переживаниями, приключениями. Только тогда и живёшь!
Я заворожен порывами мексиканского ветра. Это и мой ветер. Это буйный ветер моей кармы. Сметающий на своём пути, ломающий мою размеренную жизнь ветер моей Судьбы…
В потоке, в котором я двигался до сих пор, стали образовываться, закручиваться мощные энергетические воронки. Они хищно чавкали, хлюпали, гудели. Неосторожно я вступил в воздушное завихрение, уходящее пыльным столбом высоко вверх, как меня резко оторвало от земли, приподняло и!
Я летел! Я летел в новом мощном, воздушном потоке! Я летел своим сознанием в духовное вневременное пространство мексиканской магии.
Южные, горячие ветры шуршали песком и скудной, полупустынной, сухой растительностью. Я перенёсся на другой континент, в Южную Америку, и оказался в Мексике! «Новые маги-видящие», очищая свою линию мистических знаний от злых, чёрных влияний своих предшественников – чёрных магов, пересматривали добытые духовные скоровища. Они перепрятывали, доставшийся им по счастливому случаю тяжеленный старинный сундук, в котором хранился бесценный клад. В этом сундуке находилось уникальное, не имеющее цены, золото инков и древних майи. Благородный металл отражал слегка тусклый, жёлтый отблеск. Драгоценнейшими многоцветными, крупными камнями – сочно-красный, кровавый рубин, играющий зеленью изумруд, будоражущий душу фиолет аметиста, ослепительно белая россыпь жемчуга, жёлтые капли древнего янтаря, синь-синева благородного сапфира…; - переливающимися неземным, проницательным ярким светом сокровищами был завален сундук толтеков. Клад мексиканских магов хранил удивительные, уникальные тайны мира и вселенной! Из-за скалы я жадно, с вожделением, скрытно, проглатывая слюну в пересохшем горле, наблюдал за ревизией новых видящих. Маги реконструировали свои духовные знания. Они перетаскивали волшебный сундук в иное место. Осторожно, как зверь, я шёл по их следу. Вот я неожиданно нахожу, подбираю оброненные небрежно драгоценные камушки. Жадно, со стеснённым дыханием, с учащённо бьющимся пульсом, запихиваю их в карманы. Иду дальше, подсматриваю, прячусь, хочу, вожделею…
Хочу владеть всем драгоценным, бесценным кладом! Сокровища магических сновидений!!! Толтеки подарили мне золотой ключ!
Великая тайна хранится в обыденном, незаметном, привычном. Тайна сознания скрывается в обычном человеческом сне, в сно-ви-де-нии...
Я кинулся к книгам Карлоса Кастанеды. Я зачитывался ими. Сундук с духовными сокровищами толтеков распахнул свою крышку передо мной сам. И засветился, стал играть своими дикими отблесками клад в моих хищных, жадных глазах. Я мог всем этим несметным богатством тайно владеть в одиночку. Тайно от других людей. Я ринулся в практику магического сновидения. Тёмный силуэт старого индейца, - остриженная до короткой соломы голова, с орлиной горбинкой нос, длинные сильные руки, жилистое туловище, - молчаливо стоял позади моей спины и сбоку. Тень дона Хуан теперь многие годы незримо будет сопровождать всю мою жизнь, посылая безмолвно мне свои тайные, практические указания.
Сокровища сновидений…
Вот с моим сознанием происходит очень привычная, но такая странная вещь. Я засыпаю в своей кровати. Но что делается с моим дневным осознанием? Оно меняется.… Ужель то самое мистическое ДВИЖЕНИЕ? И как я раньше этого не замечал???
Я стал наблюдать, исследовать феномен глубже, часами пребывая в просоночном состоянии, отслеживая загадочный переход от яви ко сну. Ещё раз.
Вот я лежу в полном сознании. Впереди ночь. Меня ожидает отдых, расслабление, ночной сон. Самоосознание полное, фиксированное. Понимаю, где я, в каком положении, что меня ожидает; готов ответить на все вопросы: фамилия, имя, номер телефона, домашний адрес, помню, что было вчера, неделю назад…
Есть полное дневное сознание, - значит есть, существую и «Я». Живу. Но дальше…
Далее моё физическое тело успокаивается, расслабляется всё глубже и глубже. Утихомиривается и мой ум. Мысли становятся спокойней, тянучей, медленней. Мыслительный процесс стал вялым, он постепенно «распадается», внутренний диалог дробится и теряет логику, вмешиваются неясные, иногда очень яркие, хаотические картинки, образы… Я готов заснуть полностью. Ещё понимаю, что засыпаю, ещё осознаю где и кто я, но чтобы ответить на все вопросы по самоосознанию уже требуется некое волевое усилие, напряжение, припоминание. Необходимо активизировать мысль. Что происходит с моим сознанием??? Куда оно движется?…
Балансирую на грани сна и бодрствования, как канатоходец на высоте, как идущий по брёвнышку над пропастью. Сознание моё дремотное, неполное, но этот уголок, его краешек, кончик я всё ещё удерживаю и не отпускаю, не даю соскользнуть в сон. Пока во мне ещё едва теплится остаток, лоскуток сознания, всё ещё существую и «Я…
Сознание падает в глубину, снижая свои уровни. Меня кружит и стягивает в тёмный колодец. Ниже, глубже, ещё глубже. Сознание приближается к некому критическому порогу и. И!…
-Я подскользнулся на канате, на тонком брёвнышке и падаю вниз. Я падаю в пропасть бессознательного! Всё! –Я заснул! Дыра, темнота, небытиё, бездна, кромешный мрак - полное отсутствие сознания!
Меня нет! Я не существую более, не живу! Моя жизнь окончилась на этом. Это натуральная смерть…
Позже среди ночи, моё сознание будет смутно проявляться в картинах и сюжетах сновидения. Я даже буду смело действовать, переживать, чувствовать, думать, реагировать, но всего этого помнить не буду… В смутном, неясном, полубессознательном «Там» я буду проживать свою скрытую жизнь в особой форме – в теле сновидений. Но вспомню, возможно, об этом лишь только под утро, поймав за хвостик свой самый последний по пробуждению сон…
Какие странные метаморфозы сознания?! Сон начисто вычёркивает, вырезает как ножницами 8 часов моей жизни. Он без остатка уничтожает моё сознание. Он выдавливает меня из социума и полностью отдаляет от себя самого. Он рубит, рвёт, отсекает все связи с миром.
От полноты самоосознания до полной выключенности и отсутствия, небытия! И это загадочный факт ДВИЖЕНИЯ не фиксируется людьми, принимается как должное, привычное, необходимое. Ничего не знает об этом таинственном движении и психология… Я должен исследовать критический порог, за которой притаилась моя временная смерть. Я должен проникнуть в её тайны…
Снова и снова я исследую «переход». Поймать миг засыпания. Прийти к первым вратам сновидения магов-толтеков. В который раз, находясь в глубокой дрёме, я не даю себе упасть в бессознание. Балансирую снова на тонкой ниточке, шагаю, покачиваясь по таинственной грани. Я изучаю критический уровень. Пройти за него и сохранить сознание. Пролететь мимо тёмного, уничтожающего, склёвывающего человеческое сознание – мексиканского иссиня-чёрного Орла!
Орёл был – безжалостный! Каждый раз он ловко хватал мой сознание, склёвывал и хищно пожирал меня. Пройти, пролететь, обогнуть этот чудовищный, ненасытный, упрямый клюв оказалось невозможным! Каждый раз я проваливался в бессознанку. Казалось, вот-вот… В дневное сознание уже вмешиваются картины сна, «люди» оттуда кричат тебе, зазывают, приглашают принять участие. Там происходит нечто важное, касающееся лично тебя. Ты уже втягиваешься в события, они начинают нести тебя, эмоционально вовлекать; дневная явь напрягается, теряет свой смысл, облик; растворяется, кажется, полностью. В это время уже с необозримой высоты в тебя зорко всматривается хищник Орёл и намечает тебя в жертву. Вот его острый, цепкий, громадный клюв уже несётся на тебя… Стоп!!! В последнее мгновение я уворачиваюсь, выпрыгиваю, вырываю себя из цепких объятий сна. Я был в таинственном, смертном переходе. Река. Другой берег. Река жизни и смерти. Поток, отделяющий сознание от несознания.
Древне-греческий мрачный старец Харон в рубище медленно, молчаливо и бесстрастно в своей лодке переправляет через подземную реку забвения Лета на другой берег умерших. У покойников нет никакого сознания. Там, на том берегу находится царство мёртвых Аид, небытиё, мрак, чёрная пустота…
А что если я не выпью воды из Леты, не забуду себя и переправлюсь на тот берег, не теряя своего сознания?
Я - маг Свободы, который бросил вызов самому неотвратимому закону природы, космическому Орлу неизбежного разрушения – смерти!
Идея духовного спасения звучит буквально во всех эзотерических системах и религиях. Преодолеть смерть, пролететь мимо Орла – вот цель и смысл духовного развития человека. Не окончить свою жизнь в больничной койке от старости, болезни, дряхлости, а обрести новую, яркую, оригинальную, насыщенную жизнь в приключениях в полном сознании в неизвестном и запредельном. Более того, уже это своё бытиё наполнить волшебными приключениями, сказочными путешествиями в иные миры и энергетические вселенные. Дух захватывает, как может ярко и свободно проживать свою жизнь исследователь сознания!
И как на фоне этих чудесных, удивительных возможностей серо, скучно, убого, мрачно живёт человек?!
Мудрый дон Хуан – веди меня к Свободе!
«Движение точки сборки ограничено очень узкой, маленькой человеческой полосой, – слышу я в своей голове хрипловатый, проникновенный голос старого, мудрого индейца. – Это всего лишь с десяток жалких, повторяемых, скучных позиций сознания, которыми и является личность человека. Собственно, это всё, чем располагает человеческое существо. А известное тебе движение сознание для обычного человека не является таковым. Это скорее только мелкие сдвиги, фрустрации, бег трусцой на месте… Дон Хуан выжидательно кашлянул. – Обрести Свободу от своей личности, покинуть этот скучный, серый мирок, выйти за пределы, в зону действия непостижимого нагваля, - вот достойный вызов твоей Судьбы! Для этого сначала необходимо реорганизовать всю имеющуюся у тебя энергию и учиться брать под волевой контроль свою точку сборки. Ты уже понял, как это непросто. Чтобы практиковать магическое сновидение.… И дон Хуан тут же выдал мне целый блок магических техник с подробным описанием их выполнения. И я стал с увлечением работать над пересмотром, неделанием, созерцанием…
«Не забывай намереваться смотреть на свои руки во сне!» – внушал мне старый нагваль. И я намеревался. Меня захватил исследовательский азарт, предвосхищение чуда. Жить стало – интересно! Долгое время мне не удавалось обнаружить свои руки в сновидном пространстве. Кажется, я был к этому близок, руки были рядом, но вот досада!, я так и не вспомнил о них! Через несколько недель я всё же розыскал во сне свои руки, но они были отдалённо бледные и плохо меня слушались, отдаляясь всё дальше…
В процессе волевого намерения ночного осознания я стал ощущать напряжение в области живота. Там вершилось некое шевеление. В одном из просоночных состояний я даже почувствовал реальные световые, энергетические волокна. Они напрягались и перестраивались чуть ниже пупка. Именно там, где и описывал дон Хуан. А через 2-а месяца своих волевых усилий внутри меня что-то надорвалось и на меня неожиданно навалилась физическая слабость, страшная тоска, уныние. Были даже мысли о самоубийстве и безнадёжности любого духовного поиска. Я приблизился к чему-то в себе запретному, недозволенному, кем-то запрещённому. Кое-как выбравшись из длительной депрессии, свежий и обновлённый, я вновь готов был встретить и обнять любимого дона Хуана.
Но меня уже без всяких волевых усилий поджидало самое настоящее чудо, прорыв и открывшаяся внезапно тайна сознания.
Раздался громкий пушечный выстрел! Все знакомые духовные учителя рукоплескали мне. Их было очень много. Они радостно под шквал аплодисментов осыпали меня гирляндами цветов! Они дарили мне свои гордые, благосклонные улыбки.
Я испытал, пережил свой самый первый осознанный сон!…
Как далека теория от практики! Я много раз читал об астральных путешествиях с полным сознанием вне тела различных адептов и думал: как это «вышел из тела и полетел куда-то»? Физическое тело-то неизменно осталось на месте. А полетел как, в своём воображении, в своих мыслях? Но человеческие мысли и воображение преходящи, неустойчивы, мимолётны. Так каждый человек способен «летать». Так как и где летает это «Я»???
После собственного опыта полноценного существования в пространстве сновидения мои духовные знания резко высветились ярким светом и получили углубленное, качественно новое измерение.
Все вопросы и непонимание в связи с астральным полётом мгновенно отпали. – Там, в осознанном сновидении не просто насыщенное, острое, полноценное бытиё, но существование во много раз превосходящее (по качеству, ощущению, собственной достоверности) дневную, социальную, бодрственную жизнь!!! Ты чувствуешь себя отдельной, самодостаточной, локализованной, сознательной эго-единицей в форме тела сновидений.
Мгновенно высветилась глубина, истинность и мудрость всех магических и религиозных эзотерических учений.
Я кинулся к сокровищам сновидений. Теперь весь свой опыт, все свои практики, всю свою стратегию и тактику духовного поиска я сконцентрировал на единственной цели, на обретённой драгоценности, - на достижение осознания во сне. У меня появился простой и очень конкретный смысл и духовный идеал: перенос, проекция точки своего сознания в сновидения, сказочные путешествия, исследования бесчисленных миров сна и обретение посредством этой способности Свободы и преодоление самой смерти!
Цель – ясна. Тональ (разум) – очищен. Наконец-то, я выбрал себе правильное направление духовного развития. Путь толтеков – мой путь!
В первом своём осознанном сне я оказался в широком поле возле леса. Ярко светило солнце. От избытка неожиданного обретения полного дневного сознания, от избытка сил, я радостно взмыл в небо. Я умел – летать! Поразил реализм всего со мной происходящего. Всё было доподлинно как наяву. Я был, участвовал в этой самой яви. А всё вокруг и во мне, - ощущение, чувства, бытийность, оказались ещё более острее, восприимчивее, значимей, чем в моей дневной жизни. Там, во сне, Я был живой как никогда!!!
И я мог планировать, совершать любые намеренные действия. Ощущения абсолютной свободы и вседозволённости распирали меня. Эта свобода даже застала меня врасплох. Я тут же захотел проэкспериментировать с различными переживаниями. Решил с кем-нибудь из персонажей сна, женщинами, вступить в сексуальную связь. Зная и чувствуя, что в осознанном сне все ощущения неимоверно большой и глубокой силы, я захотел получить опыт сексуального оргазма во сне. Это должно быть необыкновенным удовольствием, превосходящим всё наслаждение, мне знакомое, – сатори, мощнейший экстаз! Однако, в моём пространстве сна женщины не оказалось. С высоты птичьего полёта я обозревал всю широкую панораму, как орёл высматривает свою живую пищу. Пролетев некоторое время, я, вдруг, внизу заметил синюю речку и в ней купающегося человека. Притормозив, - с непривычки я ещё плохо собой управлял и не учитывал инерции, - я стал спускаться к намеченной жертве, надеясь, что это молодая женщина. На вираже приблизившись к купающему, я с разочарованием убедился, что это какой-то мужик.… Взлетев снова вверх, я не нашёл ничего лучше, как отправиться далее на… Луну… Как только было принято решение, пересёкся некий барьер и я мгновенно оказался в открытом космосе: темно, звёзды, бесконечность и приближающая на очень большой скорости ко мне бледно-голубая планета, со всеми её выпуклостыми, туманностями, кратерами. Реальность надвигающейся планеты и самого полёта впечатляла. Мысль, что я сейчас действительно окажусь на самой настоящей луне привела меня в ужас. Я не знал как себя вести и что мне там делать. Подозреваю, что и встречи на луне могут быть весьма неожиданными и непредсказуемые для астрального новичка. Испуг и сомнения затормозили мой космический полёт. Скорость заметно убавилась. Я затратил много сил и энергии на свой первый «выход». Вскоре заметно стал падать и уровень моего осознания. Ещё некоторое время я продолжал действовать осознанно: полетел к своему отцу в Петербург. Уже видел сверху вдали огоньки большого города, но подумалось, как же я определю по внешнему виду его дом? (Достаточно было отчётливо представить его образ, как я мгновенно бы перенёся к нему). В следующий момент снова замешкался, решил экспериментировать поближе, и экономя силы, оказался в комнате у своего друга, но уже с очень низким качеством сознания. Друг «заметил» меня, зависшего у люстры под потолком, а такое уже было никак не возможно, так как мой осознанный сон уже давно плавно перешёл в обычный…
Победный прорыв в сознании не позволил мне с первого раза проследить мистическое движение точки сборки. Но несомненно оно было.
С этих пор я стал исследователем иных измерений. Миры сновидений, свои и других людей (я залетал и в чужие сны), а также вневременные энергетические вселенные, возможности таких путешествий - великолепны!!! Драгоценные, многоцветные камушки сновидений были у меня в руках. Жадно, с возбуждением я перебирал обретённые сокровища. Приблизительно за год я развил очень хорошую способность запоминать свои сновидения. Я помнил и помню практически все сновидения каждой ночи! Располагая столь подробным, уникальным материалом, я убедился, что наши сны и в самом деле это камни-самоцветы. А каждый такой камушек составляет в единстве с другими одно большое, многоцветное, мозаичное, монументальное панно, на котором реконструируется вся картина и сюжетный замысел судьбы человека. Сновидения хранят очень много тайн. Предстояло научиться всем этим сокровищем владеть и выгодно для себя использовать. Необходимо было сформировать светоносный дубль.
Я стал регулярно отправляться в ночные путешествия и нередко делал это даже днём. Точка моего индивидуального сознания оказалась на редкость лабильной, подвижной и динамичной. Я неукоснительно выполнял все приёмы, рекомендации незабвенного дона Хуана и даже Эмиссара – мага древности – бросившего вызов смерти. И, о радость, многое, очень многое у меня получалось.
Вёл сталкинг и отслеживал тот самый переход, но уже на более высоком уровне. При переходе в осознанный сон точка сознания прыгает с одного пласта, с уровня мыслительного потока, на более глубокий эмоциональный слой. Вскоре у меня появились и некие невидимые помощники из мира сновидений, загадочные неорганические существа. Орлу теперь было очень трудно склёвывать моё подвижное сознание!
У обычного человека отсутствует ощущения своей точки сборки. Не способен он вследствие этого и ею управлять. Хотя при резких движениях, кружениях тела, при переходе в крайние эмоциональные состояния и в скоростных лифтах такое движение многими кратковременно ощущается как головокружение, задержка дыхания, одышка, «сосание под ложечкой», «замирание-сжатие» в верхней части живота.… Весь мой накопленный духовный опыт всё более приближал меня к ощущению своей точки сборки, а значит к управлению ею по своему желанию. Последнее и есть высшее магическое достижение в учении толтеков. И, однажды, весь последовательный процесс движения к осознанию во сне мною был пережит и показан мне при помощи некого разумного существа. Медленно, постепенно, в опыте я вёл своё дневное сознание… И ещё кто-то его вёл…
В момент засыпания, когда я уже готов был потерять бодрственное сознание, мою точку сборки кто-то мягко, но очень цепко (по ощущениям) обхватил вокруг. На уровне вне физического восприятия (осознание физического тела было уже утрачено) это выглядело, как будто обхватили меня самого. Далее этот цепкий «некто» начал осторожно двигать, перемещать меня. И я медленно восстанавливал уровень осознания. Я увидел комнату. Смутно слышал и направляющий голос, но никак не мог сосредоточиться. А как только я соединил в своём сознании весь процесс движения (точки сборки) и восстановил дневную осознанность полностью, энергетический «охват» отцепился и я увидел возле себя «нечто»… Я никак не мог собрать своё восприятие! Видимо, формы этого существа отсутствовали в нашем мире и мои световые волокна подбирали более приемлемый и привычный для меня образ. Наконец, они собрали подходящую форму и расплывчатая энергия, помогающая мне, обернулась белым маленьким коньком-горбунком, как из русской народной сказки! Конёк был реальной энергией! Сказки не выдуманы! Однако, «конёк» и не подумал вступать со мной в контакт, а выполнив свою задачу, отдалился и исчез…
Передо мной был подоконник окна. Я приподнялся, выпрыгнул за него и, пролетев вихрем, оказался в пространстве энергетической вселенной в ещё более полном и насыщенном осознании. Это был аналог нашей планеты земля, на которой живут паралллельные существа по Кастанеде, человеческие Я» из других измерений, наши иновременные двойники. По какому-то внутреннему наитию я мгновенно узнал своего двойника и готов был опуститься рядом с ним, чтобы войти в контакт, как, вдруг, в своём сознании я «услышал» его мысли… Описание дальнейших событий слишком личностное, чтобы его приводить в этой книге…
Иногда в своих дерзких астральных полётах я замечал, что меня кто-то страховал. На тот момент я не осознавал всей опасности своего магического познания. А летая в пространстве какого-либо оригинального сновидения, я изредка наблюдал высоко над собой некое подобие широкой развёрнутой плоскости-простыни, которая призвана была ограничить моё путешествие в открытый космос…
Ещё более чудесное, необыкновенное событие произошло со мною через несколько лет практики по Кастанеде.
Меня вынесло неожиданно и стихийно на уровень 5-х врат сновидений : спонтанно я превратился – что невероятно!, - в большую хищную птицу!…
Если все чудодейственные изменения и трансформы со мной произошедшие на сессиях по трансперсональной психологии случались со мной на уровне тонкого психического самоосознания, то этот мой опыт был ещё более впечатляющ и тем, что трансформа была и на уровне более плотной, грубой энергии. В своём самосознании я ощущал, - из меня выделились! - грубые, уплотнённые птичьи формы и они не просто поражали своим реализмом: на тот момент и был самой настоящей птицей! Оформился и весь птичий, плотный объём, который тут же был заполнен моим сознанием. Вслед за такими энергетическими преобразованиями неизменно в ход идёт трансформа физического тела… Я не буду подробно описывать свой опыт, детальней процесс превращения я описал в своей книге «Ветер нагваля».
Собственные эксперименты с сознанием в рамках учения дона Хуана ошарашили, привели меня в настоящий шок Я уже никак не мог быть материалистом. Кроме того, духовное видение магов-толтеков и на этой основе образованные уникальные магические знания достаточно детально и убедительно объясняли многие загадочные феномены сознания, включая и моё необыкновенное превращение.
Не буду подробно излагать и свой личный магический опыт, так как он слишком обширен, разнообразен и многомерен, а глава легко может перерасти в целую книгу, посвящённую магии. (Три книги на тему учения толтеков уже написаны).
Дон Хуан длительное время не отпускал меня. Его тень, вообще, накрыла и поглотила все мои планы и устремления.
Ветер толтеков продолжал гнать-разгонять меня как осенний, оторванный лист.
Ураганный ветер разметал все условности и привычные обстоятельства моей жизни. И, однажды, полностью выбил меня из социума. Обладая сокровищами сновидений, владея их вожделённой тайной, я узрел сколь незначительно и поверхностно моё существование и всё то, чем я занимаюсь в обществе. Сокровища были реальными! Я подумал, что глупо расстрачивать свою жизнь по мелочам, уволился с престижной и высокооплачиваемой работы, оставил свою семью, уехал в деревню своих предков, поселился в заброшенной, старой избе и отдался уединённой практике осознанных сновидений. Так ураган толтеков выбил меня из привычной, наезженной колеи, надломил линию моей Судьбы и умчал в неизвестное.… Без работы, семьи, без друзей, с небольшим количеством денег на первое время, но зато с идеей Свободы и сокровищами сновидений я плыл в магическом потоке дальше. Фактически я стал магом-отшельником, действующим в миру и вне его условностей…
В состояние осознанного сна я входил несколькими способами:
-из яви, с просоночного уровня и почти непрерывая сознания (вхождение часто сопровождалось различными вибрациями в теле, а при переходе точки сборки с одного энергетического уровня на другой происходило как бы кратковременное переключение с очень краткой потерей сознания и последующим мгновенным его возникновением);
-через сновидение внутри сна; точка сознания впрыгивала в сюжет сна в начале, посередине или в конце ночи, и толкала к обретению нового качества, при этом я отчетливо чувствовал знакомое мне ДВИЖЕНИЕ;
-посредством Глаза; в засыпании передо мной стал являться большой звериный, хищный глаз; это был кровожадный глаз дикого кабана, волка, некого монстра, вервовольфа – оборотня; он внимательно следил за мной, а я во всех подробностях разглядывал его; потом Глаз увеличивался в размерах, втягивал, всасывал меня в себя и я погружался в магическое сновидение с полным осознанием;
-изредка через специальные сдвоенные позиции, при котором засыпаешь в одном положении наяву, во сне укладываешься в такое же положение физического тела (но уже в теле сновидений) и просыпаешься уже в следующем сновидении.
Внутри каждого общего способа существовал целый ряд уловок, специфических приёмов и деталей искусства осознания. Ведь важно не просто перетянуть дневное сознание, необходимо протащить точку сборки таким образом, чтобы восприятие было наиболее гармоничным, целостным и отчётливым. Последний способ (сдвоенные позиции) требовал колоссального количества энергии, которого у меня было не всегда, однако он компенсировался тем, что придавал восприятию иного мира потрясающую реальность, ещё большую чем в обычном осознанном сне, реальность, ничем не отличимую от яви!… (Технический приём замыкания языка на верхнее нёбо в сновидении также значительно усиливал объёмность, отчётливость и контрастность восприятия и я периодически к нему прибегал.)
Одновременно я вёл собственный, непрерывный сталкинг, в опыте отслеживая всё новые и новые пространства и позиции сознания, отрабатывая всё новые и новые эксперименты. Весьма специфичны в теле сновидения йогические асаны, которые я проводил в осознанном сне, и активизация, вследствии их, различных потоков энергии. Тела физическое и энергетическое, увязаны между собой немыслимым, непостижимым образом. А намеренный запуск какого-либо энергоканала во сне (при сознательной работе с телом сновидений) подразумевает на практике соответствующее ощущение в физическом теле. Когда (во сне) «ломаешь» тело сновидения, оно странно со звуком «кряхтит», мелкими фиксациями сгибается, но не доходит до нужной, идеальной асаны – привычки дневного сознания! Но только, когда понимаешь, что во сне возможно всё, входишь в состояние нужной гибкости и начинают пульсировать токи, одновременно перетекающие в физическом теле…
Не подозревал я ранее и о том, насколько серьёзны и реальны те самые лазутчики, разведчики по Кастанеде из других ближних и отдалённых энергетических вселенных.
Не смотря на то, что в своём духовном опыте я полностью подтверждал правоту и достоверность учения магов-толтеков, а также реализм иных измерений, - одна упрямая часть сознания включается в некую захватывающую игру. Она и верит и одновременно не верит в столь чудесное, сказочное. Воображение распыляется, захватывается всё новыми и новыми перспективами. Союзники представляются ирреальными, мифическими и кажутся не столь опасными, как это описано у Кастанеды. Отдавая себя во власть иррационального, разум одновременно блефует: ерунда всё это, химера, прорвёмся….
Лазутчики – реальнее нас с вами! Потому что обладают более глубоким и мощным сознанием!
Азарт, радость, возбуждение, восторг сопровождали мою практику, когда на уровне 2-х врат сновидений я начал выявлять настоящих лазутчиков…
Во второй части книги я приведу фрагмент одной встречи с таким вот разведчиком сознания из другого мира.
А пока ещё пара картинок из своего магического сновидения. Одна из них относится к опыту техники сдвоенных позиций.
Сначало магический приём никак не выходил. Я засыпал в положении на правом боку. Мне удавалось проснуться во сне, но я ощущал себя пробуждённым внутри физического тела, т. е. в теле, которое одновременно сном как бы не было! Не знал, что делать дальше. Позже я догадался вставать из тела. Я отходил от него на некоторое расстояние и на «полу» вновь укладывался спать на правый бок, копируя дневную позицию. Засыпал по-новой и… этим дело кончалось. Мне никак не удавалось проснуться во втором сновидении. С течением практики характер моих устремлений стал прогрессировать. Я тормозился во 2-ой позиции, т. е. как бы дремал, сохраняя сознание. В таком положении я мог находится долго. Бывали и комические случаи. Уже первый сон оказывался таким живым, реальным, что я несколько терялся. Например, я собирался лечь в сдвоенную позицию (во сне), но кругом была оживлённая городская улица, непереставая мимо, чуть не задевая тебя, шныряли прохожие… Ощущения яви не покидало меня и тормозило мои планы. Представьте себе, что вы наяву укладываетесь спать посередине шумной, людной городской дороги. К вам будут приставать прохожие, они поинтересуются вашим физическим (и психическим!) самочувствием, на вас может наехать машина…
В такой ситуации во сне находился и я. Даже если на тебя наедет машина сновидения, это тоже весьма неприятно. И хотя ты не умрёшь, не станешь инвалидом, сон и явь связаны, и такой «наезд» непременно откликнется наяву… В любом случае «прохожие» сна будут мешать твоей магической практике. Я выходил из этой неловкой ситуации следующим образом. Уходил куда-нибудь подальше, чтобы меня не было видно, ложился в какой-нибудь кювет, принимал нужную позу и «засыпал», одновременно слыша звуки проезжающих машин, скрип тормозов, разговоры прохожих… Потом я пытался очнуться и… Как это не странно – сновидение оставалось – прежним… С теми же пейзажом, видом, снующими машинами, прохожими. Сейчас я уже понимаю, что и самый мой первый сон сновидением не был… Но во второе сновидение из сдвоенной позиции я всё же, однажды, попал!
В одном похожем и описанном случае, а именно в ожидании лёжа на правом боку в теле сновидения в своём ещё первом сне на окраине вечернего города, мне показалось, что я так и не заснул, а следовательно во втором сновидении проснуться не должен. Я встал, ожидая как и раньше увидеть тоже самое место своего «засыпания», но… Никакого города не было. А мне, вообще, даже показалось, что я проснулся наяву! Настолько я себя и всё вокруг ощущал объёмным, голографическим, отчётливым, явственным. Но в тоже самое время окружающее меня, явью никак быть не могло… И лучше б я, вообще, не просыпался.
Я находился где-то очень глубоко под землёй, в каком-то жутком искусственном подземелье. Своды были очень мрачные, в какой-то неприятной, липкой влаге на стенках. Давление со всех сторон было повышенным. А чувство тяжести в теле сновидений оригинальным образом создавало во мне достоверное ощущение, что я здесь нахожусь в физическом теле!… И ещё было очень душно. Кастанеда совершенно не прав, когда утверждает, что в Сновидении можно не дышать. (Точнее об этом ему говорит Эмиссар). Я очень много экспериментировал с дыханием внутри сна, более того, тело сновидений является одновременно телом Дыхания, - это очень хорошо разъяснено в буддийских трактатах… (И даже, если ты в сновидении как пузырёк энергии, всё равно существуют входящие и выходящие вибрации, соответствующие вдоху и выдоху).
Поражало и ощущение стабильности, устойчивости этого мира. Даже в самых лучших, полноценных своих осознанных сновидениях такого материального, «грубого» реализма мне не доводилось испытывать. Я находился посередине некого мрачного, серого туннеля. Рассеянный, разреженный свет едва теплился, причём совсем был непонятен его источник. Но главное было эмоциональное восприятие, ощущение того, что ты здесь бесконечно один, затерян навсегда, о тебе никто никогда не узнает более и не придёт на помощь. Едва справившись с волной ужаса, отчаяния, безнадёжности и невыразимой тоски и одиночества я решил немедленно отсюда «улететь». Но не тут-то было! Тяжесть, давление были даже несколько выше, чем в нашем физическом мире. Тогда я, уже имея опыт астральных путешествий, решил просто представить своё физическое тело лежащим в своей комнате. Энергетический двойник должен был немедленно среагировать и переместиться домой, в физический мир. Но в том то и дело, как я не старался, как я не силился вспомнить откуда я начал своё движение, память об этом наглухо была подавлена. А оставлял я своё лежащее физическое тело всего лишь только в 3-х местах: первоначально днём в обеденный перерыв на своей работе ранее (в Москве), на кушетке в закрытом кабинете; в деревенской избе на диване (Тверская обл.) и в своей кровати на зимней, городской квартире (в Подмосковье, г. Подольске). Память об этом - отсутствовала! Я оказался в матрёшке, в ловушке сновидения! И на меня нахлынула вторая невыразимая волна ужаса! Обо мне никто не узнает…
Мне показалось, что прошла целая вечность, прежде чем я несколько успокоился и взял себя под контроль. Необходимо что-то было предпринимать. Я вытянул руку и прикоснулся к низкому над головой своду туннеля. Восприятие абсолютно ничем не отличалось от физических ощущений. Я почувствовал на пальцах противную, отвратительную, липкую, тянущуюся слизь, как от раздавленной всмятку лягушки. Она отливала тёмно-зелёной и синей краской. Меня переполнили какие-то вредные, гадкие испарения, от которых и так дышать было трудно. И я вырвал. И этот процесс поразил своим реализмом… Оставалось куда-то двигаться и я, преодолевая сильное давление, тяжесть в конечностях, зашатался по направлению вперед. Было ещё очень жарко. Видимо, этот жар намеренно и вызывал тяжёлые испарения. Не могу сказать сколько времени я двигался, здесь было иное измерение, здесь время отсутствовало. Но это не был, знакомый мне в описаниях Кастанеды, чёрный мир. Возможно, это был некий странный аналог подобного пространства. Сферические круги ада ноосферы Земли…
И никто не узнает…
Туннель заканчивался! И тут меня захватила третья волна ужаса: впереди был тупик! Там находилась стена какой-то очень древней кладки и конец пути, тупик. От стены исходил ещё более сильный жар. Маленькие язычки пламени выборочно горели в плоскости этой стены. И ещё у меня возникло странное понимание (неизвестно откуда пришедшее), знание того, что не смотря на то, что здесь я совсем один, у всего этого подземелья есть могущественный и непостижимый Хозяин… Впереди - стена, двигаться было некуда, а силы были на исходе. В изнеможении я лёг и справа увидел очень узкий проход или щель. Я подполз и заглянул туда: там было заметно какое-то энергетическое шевеление, но я ничего не смог разобрать. И не по причине низкой освещённости. То, что было в этом коридоре не знало аналогов в моём мире. Наконец, я почувствовал знакомую мне сонастройку световых волокон восприятия (очень характерное и специфическое внутреннее ощущение) и смог различить, увидеть действующие там энергии: на стенках и по бокам более узкого туннеля несколько небольших существ (вполовину человеческого размера), напоминающих громадных мух или летучих мышей своими длинными тонкими языками с раздвоенным концом как у змеи слизывали ядовитую слизь со стенок…
Подумалось: это всё не может быть явью и вторым сном! И тут меня осенило! Надо принять позу сдвоенной позиции и заснуть! Что я незамедлительно и сделал. Через несколько секунд я проснулся в своей кровати с полной сохранённой памятью о прошлом путешествии. Проснулся гораздо позже, к обеду. Удалось соединить и утраченные во времени пробелы эксперимента. Но тело было больным. Это походило на то, как если б, простудившись, засыпаешь в лёгком недомогании, а просыпаешься с сильной температурой, простудой, гриппом. Меня знобило, тошнило, кружилась голова… Через недельку я полностью восстановился в здоровье, благо не надо было ходить на работу и брать больничный… А по пришествию в норму, мне удалось выявить ещё одно недоразумение. В моём осознании календарного течения времени выпал один день. В определении числа и дня недели я отставал на одни сутки. (Телевизора и радио у меня не было). Впрочем такая странность, что я эти сутки «проспал», провёл в сновидении, была для меня неприемлема, и разум отнёс её к обычной ошибке и календарному просчёту. Только теперь до меня стало доходить, насколько Сновидение это серьёзно…
Описание движение столь мрачной «сонной» яви посредством техники «сдвоенных позиций» имело направление от бодрствования ко сну. Явь жизни растворилась в яви сновидения. Но существует и обратное движение, когда явь сна выплёскивается в явь дневную. Такой опыт у меня был не столь мрачный, а радостный и светлый. И имел место проявления посреди будничной, ничем непримечательной жизни.
В деревнях часто вырубается электросеть и надолго, по причине сильного ветра и иных стихийных бедствий. Когда такое случилось, я, озабоченный предстоящим неудобством, вышел на сельскую улицу проверить подведённую к избе проводку. Светило солнышко. Щебетали ласточки. Я взирал на свой родной домик и, вдруг, почувствовал знакомое и характерное для осознанного сна ДВИЖЕНИЕ своей точки сознания. Она плавно сдвинулась в область тела сновидения, но это было наяву. Мгновенно усилилась контрастность, яркость, острота, чувствительность и отчётливость восприятия. Я смотрел на провода, на ласточек, которые нотными знаками сидели на них, на мягкое, ласковое солнышко, поднимающееся над крышей избы, и неожиданно почувствовал, ощутил, осознал, - осознал во всей своей полной и абсолютной достоверности!, - что переживать и беспокоится ни по какому поводу абсолютно не возможно. Потому что я сейчас нахожусь буквально во всех смыслах в осознанном сновидении, - в сновидении наяву! Беззаботный, внутренний смех переполнил меня.
Небывалая лёгкость, солнечная радость мгновенного освобождения, насыщенное переживание своего безмятежного существования и тихое, умиротворённое счастье переполнили мою душу от такого прорыва в сознании…
Приблизительно через 7-мь лет активной магической практики частота и уровень осознания моих магических сновидений начал постепенно, но катастрофически падать. Привыкнув к запредельным путешествиям сознания, я ужасно от этого страдал и мучался. Я продолжал предпринимать ряд отчаянных попыток сохранить свой энергопотенциал и сознательный уровень. Оставляя за собой путь толтеков, как основной и единственно верный, я стал кидаться в другие эзотерические системы и практики. И, вследствие своей новизны и моего активного делания, осознанные сновидения оживали, учащались, но, увы!, к сожалению ненадолго. В дальнейшем в мой духовный поиск вмешались Силы ещё более могущественные и высокие, чем Силы самых великих мастеров-чудотворцев, таких как донов Хуана, Хенаро и Сильвио Мануэля…
Слышу ещё одно вторжение в своё сознание. Новый, внушительный Голос обрывает моё магическое повествование. Он раскатисто звучит по углам моей комнаты.
«Давай заканчивай. Прикончи, наконец, эту главу! А то ты всё никак не расстанешься со своим любимым, добрым доном Хуаном.»
-Я узнал вас, господин Писатель! Но дон Хуан действительно мне дал очень много - больше всех остальных. Он подарил мне неописуемые сокровища магического сновидения! Но должен признаться честно – ураганный ветер толтеков меня одновременно изрядно потрепал, помял и даже не бесследно покорёжил. Да и опустил, поставил он меня всё ещё живым на землю благодаря одному счастливому стечению обстоятельств. Поэтому всё же:

Прощай, дон Хуан!…

Литературные встречи

Прощай, дон Хуан! – Моя самая первая книга называлась «Прощание с доном Хуаном» (1998г.). В ней я пересматривал свой опыт магической практики по Кастанеде. Одновременно я заметил, что литературное творчество является очень мощной духовной практикой. А один его аспект в качестве техники магического пересмотра своей прошлой жизни просто неоценим.
В этой главе я поведу речь ещё об одной своей судьбоносной встрече, о своём Учителе, об абстрактном литературном Наставнике, хотя есть у меня ещё и «муза», моя тайная, невидимая, бесплотная, творческая вдохновительница. Сейчас она живёт в сновидениях, изредка проецируя свои высокие творческие энергии в мою комнату, но, однажды, она материализуется во плоти. Спустится в явь. Мне об этом известно, ведь сокровища сновидений открывают человеку его Судьбу и будущее…
Всё смешалась в моём восприятии после магии толтеков, и сон и явь. Потому что, в действительности не существует ни сна, ни яви, а есть только неизменно излучающий свой невидимый, таинственный, духовный свет – непостижимое интеллектом, но познаваемое в опыте - СОЗНАНИЕ.
В этой главе у меня нет потребности выставить себя в качестве заслуженного, признанного писателя, - таковым я не являюсь, - мне интересно проследить своё литературное творчество с духовной, эзотерической точки зрения, как практику.
Но прежде всего, на мой взгляд, будет очень полезно приоткрыть своему читателю некоторые загадки и «механику» литературного творчества.
Даже такие признанные гении как Л. Толстой, Достоевский, не осознавали в полной мере скрытую духовно-энергетическую суть писательского искусства.
Писатель – это однорогий человек-олень Почему!?
До потому что вся писательская способность заключается лишь в том, чтобы свою правую, пишущую руку приставить сразу к голове, минуя плечо и шею, и записывать тут же прямо из головы возникающие мысли и образы. У обычных людей рука, как и положено ей быть, прикреплена к туловищу. У писателя она произрастает из макушки. Мысли витают в воздухе. Они опускаются вниз. Их надо уметь схватить, принять, вычленить. Хватает мысли всё тот же невидимый астральный рог. И он же тут же отправляет их на бумагу.
Вот и выходит: выглядит писатель однорогим оленем, с рукой – широкая кверху ладонь в растопыренных пальцах, - торчащей на поверхности головы…
Тончайшая субстанция «сознание» материализуется в словах.
«В начале было Слово».
Букв очень мало, всего33. Слов, чтобы описать все вещи и явления мира, сам мир, - много больше. Сочетаний же слов в строчках, предложениях, абзацах, в смысловых контекстах, главах, книгах, - стремиться к бесчисленному множеству.
Но и этого бесконечного разнообразия не хватает, чтобы описать, выразить словами чувства, мысли, настроения, состояния, – малую толику неуловимого Сознания! Слова всегда лишь отдалённо-приблизительны, расплывчаты, не точны…
И всё же писатель, работающий со словами, пытается найти наиболее точное сочетание слов, выражающее настроение своих героев и своё собственное. Писатель – художник, рисующий картины словами.
Художник слова преодолевает чудовищное сопротивление рабочего материала. Он подобно шахтёру перерабатывает груды пустой руды, расшевеливает мощные пласты, чтобы вытащить драгоценный слиток, нужный сплав из нужных слов.
Писатель лепит формы и всовывает в них содержание, смысл.
Слова – своеобразный пластилин, вязкий комок смыслов, смыслообразующих ассоциаций и понятий. Такой кусок пластилина есть рабочий материал, из которого писатель и лепит. Он ещё и скульптор. Из невидимой, тонко-материальной глины он лепит и создаёт фигуры, портреты, образы, пейзажи, панораму, сюжет. Но и на этом творчество не заканчивается. Писатель оживляет, одухотворяет свою лепку. Он буквально вдыхает в неё свои энергии, настроения, состояния, вызывающие у читателя соответствующие реакции, чувства, ощущения…
Идеи кружатся в воздухе.
Скульптору, художнику слова приходиться работать одновременно сразу на 2-х уровнях, на 2-х пластах, в 2-х пространствах сознания.
Сначала необходимо проникнуть в мир идей, ухватить там «жирную» мысль, потом спустить её пониже, облечь в слова, материализовать, сделать, осязаемой, впечатать её в чувства, вылепить в художественный образ и, наконец, дать новому слепку жизнь. Вдохнуть в него свою упругую энергию! (Иногда первым появляется зрительный образ, потом уже мысль…).
Автору очень важно самому во всех деталях, отчётливости и подробностях видеть, чувствовать, переживать всё то, о чём он пишет. Чем сильнее развита у писателя эта способность, тем дальше, глубже будет двигаться знакомая нам точка его сознания. И тем более мощные и реалистические энергии одновременно будут запечатываться в словах на бумаге…
Таким образом, писатель запечатывает загадочную, живую ткань сознания, при помощи слов делает своеобразный, невидимый, энергетический оттиск на бумаге.
Однажды, литературным способом запечатанные на бумаге и одновременно в духовном пространстве! образы стереть и уничтожить уже будет невозможно. Рукописи не горят! – как справедливо отметил мастер прозы М. А. Булгаков.
Они не горят потому, что даже уничтоженные на бумаге и вместе с бумагой, уже являются тонко-материальной субстанцией, энергетической вибрацией, живой сущностью! Которая продолжает пребывать в ближайших к людям пластах сознания в ноосфере Земли и стучится, попадает в мозг к этим людям…
Восхваляя какого-нибудь литературного гения, восторгаясь его искусством передачи и запечатки живой субстанции сознания, люди забывают о главном. –Каждый творческий процесс является двусторонним! Писатель и читатель равноправны, равнозначны… Работа автора всегда сотворчество. Он незримо видит, обращается к тому, для которого пишет.
Писатель-читатель – это обоюдная взаимообратная, телефонная связь. Автор нечто диктует, передаёт в телефонную трубку. Он выстраивает, создаёт тонко-энергетический канал. Но и принимать, откликаться на другом конце провода тоже искусство!
Способность к распечатыванию, декодированию посланной творческой энергии может быть как развитой, так и низкой.
Каждый читатель неизбежно вступает в сотворчество с автором И степень, широта, глубина художественного восприятия читателя будет зависеть от уровня его подготовленности.
Читатель может не увидеть, не понять, не разглядеть, не прочувствовать и остаться равнодушным к прочитанному. Духовная запечатка не затронет его душу, энергии не попадут и не войдут в поле восприятия.
С другой стороны читательский уровень может быть выше писательского. В таком случае читателя ждёт разочарование.
Так случилось со мной, когда я прочитал одну книгу популярного и модного ныне писателя Б. Акунина. Написано хорошо, ловко, смачно, складно, завораживает, увлекает, даже гипнотизирует, но запечатанные энергии только астральные, эмоциональные, низкие, тяжёлые, отражённые. Со светоносным, сущностным источником не соединяют, высоких, просветлённых энергий не дают. Камушек хорошо смотрится, играет, блестит, благородная огранка, но вот беда, - фальшивый!…
В любом варианте чтение литературы – такое же таинство, как и её написание.
Читающий способен вместе с автором взойти, совершить путешествие, проникнуть в достаточно высокие и далёкие, скрытые, невидимые духовно-энергетические потоки. Ведомый собственным сотворчеством читатель попадает в недоступные, закрытые от него ранее пространства сознания. Таким образом, книга, чтение – всего лишь средство, способ сонастройки и подключения к нечто запредельному. А каждая книга является разумной сущностью, эзотерической вибрацией, влияющей на субъект восприятия. Более того, в мистике известны случаи, когда книга внедряется, влияет на сознание человека даже в том случае, когда он её не открывает, не читает! Существуют даже очень опасные, вредные, разрушительные книги (даже если их не читать, а только держать в своей комнате). Например, очень разрушительное (и, конечно же, такое влияние скрытное, незаметное) оказывают на сознание человека книги С. Лазарева о «зацепках» с надоедливо-повторяемым названием «Диагностика кармы»… Не менее губительны и вредны книги Геннадия Малахова. Сознание таких книг захватнически-наступательно, агрессивно, а их вибрации откровенно злые, но большинство читателей этого не видят и не понимают, только изредка ощущая некий неясный, смутный, внутренний дискомфорт…
Как, каким способом открывает мистические, закрытые пространства сознания сам писатель?
Это связано с понятиями энергетических центров, дверей, чакр и более узких створок в рамках этих чакр – «порталов».
Основные двери писателя – венечный или коронный энергоцентр (макушечный), надбровный (или «третий глаз»), подгрудинный (астральный, чувственно-эмоциональный) и некоторые порталы в более узком значении.
Открывается дверь и образуются условия к ПОГРУЖЕНИЮ. Точка индивидуального сознания автора проскальзывает, протискивается, проникает сквозь конкретный портал в закрытое ранее пространство сознания и там – парит, летает! Оттуда она вытаскивает, протягивает назад пойманные, найденные, воспринятые и обнаруженные духовные энергии.
Далее писатель (процесс почти одновременный) сонастроенный на собранные точкой его сознания световые волокна, пропускает их свет через соответствующий канал, который замыкается на руку (или на руки в случае набора на компьютере). После сплавления, оформления, мгновенного преобразования пропущенных писателем энергий в буквы, в слова, он таким способом запечатывает, материализует, заземляет одновременно духовную ткань сознания. И уже не важно, где находится текст, в черновике ли, в изданной книге или на экране компьютера. Энергетическая вибрация уже создана, оформлена, она присутствует, влияет, действует в незримом пространстве. На этом писательская миссия закончена, но не закончен творческий процесс!
Вступает в силу читательское творческое восприятие. Если читателю удалось свободно сонастроиться на интонации и авторские настроения, то индивидуальная точка сознания читателя попадает в тот же духовный поток. Она скользит и плывёт в нём…
А далее происходит удивительный и таинственный процесс. Необходимая, нужная энергетическая дверь открывается и у читателя! И он попадает, пролетает, проникает в тоже самое пространство, измерение сознания, в котором уже был, находился, купался писатель. Писатель не выше читателя. Они равны. Просто он первый, ведущий…
Как узнать попал ли ты в поток?
Это несложно. Познающий начинает повторять чувства, мысли, состояния, откликаться на переживания автора. Он входит в глубокое сопереживание, тем более полное, чем более глубокий след, оттиск своего сознания оставил гравёр, художник слова.
Наличие необходимых и уместных точных деталей, описательных литературных подробностей способствует более гармоничной сонастройки точки сознания и углубленному читательскому погружению. Мастерски написанный этюд почти всегда приводит к ДВИЖЕНИЮ точки сознания воспринимающего!
Литературное творчество – это всегда изменённое состояние сознания автора, которое с той или иной степенью может быть повторено и пережито и читателем.
Процесс писательства – это повышенная чувствительность и тонкость восприятия, сочные краски и образы (открытие «третьего глаза»), некая, порой даже психически не совсем нормальная, творческая лихорадка, возбуждённость, активный наплыв чувств и мыслей (точка сознания осуществляет движение на уровень тела сновидений). Это водоворот и наибольшая активность ассоциативных связей. Очень многие писатели не скрывают психологии своего творчества и говорят о нём, как о неких «подключениях»… Можно напомнить процесс и читательского погружения, при котором какая-нибудь книга настолько увлекала, что забыл о еде, усталости, сне, времени. Это ИСС – изменённое состояние сознания…
А кому не знаком процесс сладостного погружения в какой-нибудь ирреальный мир добротно сделанной фантастики или волнительного, предвосхищённого удовольствия от интригующего детективного расследования?
Увы, как и всё в нашем мире пространства сознания могут оказаться подлинными, соподключающими, развивающими читателя и ложными, фальшивыми, поддельными. Писатель может открыть не ту дверь и попав в бутафорную комнату, взять и привнести оттуда фальшивые энергии, которые не соединяют с духовным источником. В итоге - имитация, литературная подделка. Не попадёт никуда и ничего не приобретёт для себя в этом случае и читатель… (Пример с Б. Акуниным).
Существуют 2 этапа творческого эзотерического процесса (и любой другой духовной практики!):
1) открытие энергетической двери и проникновение сквозь и за неё; попадание в определённое изменённое состояние, переживание;
2) более высокий и продвинутый – «Горение»: сама дверь и пространство за ней – горят!!!. Горение центра даёт чистую, духовную энергию и ощущается как подъём, лёгкость, крылья, творческий взлёт, вдохновение, радость и глубокое счастье.
Писатель, сгорая сам, способен возжечь своей духовной энергией и читателя. Не надо понимать духовное «горение», как «сгорел на работе» - в отрицательном смысле.
Горение – интенсивное духовное развитие, сплавление и переплавка в единое целое различных энергий познающего, - в духовное, нетленное тело. В своей автобиографической работе «Самопознание» на переживание интенсивного «горения» указывает выдающийся русский философ Николай Бердяев…
Что представляет собой горение эзотерически?
Точка индивидуального сознания, являсь избирательным фильтром, сонастраивается на полосу восприятия утончённых, высоких, просветляющих, «горячих» (огненных) энергий и начинает их вливать в общее поле (биополе) человеческого организма. В результате происходит очищение и кристаллизация принципиально новой духовной структуры – тела Любви и блаженства. О наиболее полной включённости и погруженности в область высоких (божественных) энергий свидетельствует творческий экстаз, инсайт (ментальное озарение), сатори (малое просветление) и в своей самой высшей стадии – самадхи (полное погружение сознания в Бога, Дао, Пустоту с отключением от восприятия внешнего мира и тела).
Что необходимо предпринять, чтобы творчески воспламениться?
-Писателю писать, а читателю – читать. (Впрочем и читатель может попробовать писать). Из авторского дневника о состоянии творческого горения (1998 г,19 июня):
…Нечто во мне потихонечку накапливается, долго, смутно и упрямо зреет. Взращивается, пробивается, вынашивается.
Потом, вдруг! – переполнение. Этакое удивительное приятное чувство целостности, наполненности, всеобъемлемости, расширения.
Далее критический предел и… Взрыв! Возбуждение, азарт, озарение, искромётность, вдохновения, крылья! Улетаешь из фактической данности (комната, ручка, бумага исчезают), куда-то западаешь, проваливаешься, к чему-то сокровенному, высокому прикасаешься, подключаешься. Забываешь об обеде, ужине. Есть совершенно не хочется. Тебя питают, насыщают иные энергии.
Сознание влетает в неведомое до сих пор пространство и зависает там.
Тогда жадно бежишь к тетрадке (компьютеру), хватаешь впопыхах первую завалящую тетрадь и авторучку и, не видя их, пишешь, пишешь, пишешь…
Энергия буйная, неуемная, колыхающаяся будто сама вливается в формы, в слова, в образы и выплёскивается на лист бумаги (на экран монитора).
Продолжаешь переживать мощный эмоциональный накал, напряжение; наслаждаешься, умиляешься, плачешь, торжествуешь…
Слова просто градом падают с неба, успевай только их хватать, расставлять и записывать! Быстрее ловить и сажать их под обложку, -побудьте здесь, родненькие, теперь не убежите! Рука не успевает за мыслями. Бывает – стоп! – Заклинило. Обрыв. Долго не можешь найти, подобрать нужное слово. Тормоз. Экая мука… Всего лишь одно слово! Ну, чего застряли, эй, вы там наверху?! –Давай добро! Нет, не идёт. Ушёл поток, отключился…
Попробуешь «сам», - не то… Тогда уходишь гулять куда-нибудь в природу или работаешь на огороде.
Вдруг, ни с того, ни с сего – Бац! Сверху – кап! Нужное слово стремительно горячим огненным метеором как бы не хотя, непринуждённо падает в тебя и в твою голову, вонзается в мозг. –Вот же оно, такое простое, но нужное, точное слово! И в самый неподходящий момент упало!… Мгновенно упавшее словечко всё склеивает, связывает, замыкает разрыв и сюжетную нить, пробивает застой, стягивает в нужный узел и ты не можешь не бежать снова к своему столу, к своей писанине.
Бежишь, спешишь к дому, если далеко, боишься расплескать, растерять собранные мысли, картинки. А добежав, по новой строчишь без остановки. Уже за полночь, пора спать и никак не остановиться. Заставляешь себя. Ложишься и не можешь уснуть. В твоё сознание без стука вторгаются ещё более удачные и оригинальные слова, обороты, образы, сравнения. Не выдерживаешь, вскакиваешь, делаешь дописки на каких-то обрывках вдоль и поперёк. Снова ложишься и вновь вскакиваешь, потому что такое удачное на редкость слово больше тебе может не придти – лови момент! В общем, так почти всю ночь – возбуждённый, взбудораженный, совсем не до сна. Чувствуешь жар, закипаешь, буквально не в себе – горишь…
Писательство – это болезнь, одержимость, сумасшествие, патология, подключение к неведомой энергии. Вымучивать из себя ничего не надо, будет плохо, не удачно. Нужно писать о том, что наболело, волнует, выстрадано, что само просится на бумагу. О главном. Не единой строчкой не лгу…
Позже мне открылось, что такие состояния – длительная первичная огненная прочистка. Через несколько лет моё писательское увлечение приобрело более гармоничный и уравновешенный характер. Пламя стало чистым…
Любопытно, как ощущается духовно-энергетический поток. Само слово - поток, ручей, река, – говорит само за себя. Тебя словно несёт. Всё получается легко, без усилий. Находятся нужные слова, организуется необходимый ритм, настроение. Творческая энергия будто сама пишет за тебя и через тебя. Она лишь использует человека как средство, как инструмент. Ощущение, что пишешь, творишь не ты, а через тебя, что нет нужды в «личном» вмешательстве и усилии, - признак попадания в центр творческого энергопотока. Вопрос только один: какова его духовная суть? У него не всегда могут быть возвышенные истоки. Вспомним в «Мастере и Маргарите» у Булгакова, кто дарует Мастеру покой? –Воланд, владыко тёмных Сил!…
Существует 2 типа писателей. Одни делают акцент в своём творчестве на вымысле, на воображении. Получается правдоподобно. Даже может выбить слезу. (замечательный рассказ «Лёгкое дыхание» Ивана Бунина полностью выдуман). Второй сорт писателей живописует жизнь с натуры, как она есть, как они её видят и понимают.
В самом деле, чего выдумывать? Жизнь и без того предоставляет столько интересного и оригинального материала, - выдумать такое невозможно, - бери и организуй его!…
Всё, что я фиксирую в своих записках мною лично пережито. Додуматься до такого я бы не смог…
Безусловно, литературное ремесло – очень мощная духовная практика. И за твой же духовной рост, благодатные творческие переживания тебе ещё и деньги платят! А почему бы и читателю не приплачивать немного за то, что он читает?
Тем не менее именно сам писатель имеет целый ряд дополнительных преимуществ.
Одно из них – магический пересмотр своей жизни. Воссоздавая в деталях картины своего прошлой жизни, автор обеспечивает глубокое погружение точки своего сознания в определённые энергетические матрицы и повторно их проживает, прорабатывает. Итог такого творчества – разблокировка, очищение, освобождение. Становишься всё легче, невесомее, энергетически сильнее. Тело сновидений подготавливается к абстрактному полёту в неизвестное…
Но и читатель в этом аспекте способен не отстать. Если он сильно переживает, сочувствует, откликается на нечто в прочитанной книге, то значит те же самые блокировки существуют и в нём, а значит действует и процесс духовного очищения. В психологии существует понятия «катарсис» - процесс психо-эмоционального воздействия на сознание человека различных видов искусства (и психологических методов) и последующая энергетическая разрядка. Однако, писатель, заглядывая почаще в запредельные пространства, оттачивает, утончает, развивает своё духовное видение. Он может «видеть» не только образы, мысли и формы различных энергий из тонкого мира, но воспринимать их качества…
Удовольствие испытываешь от своего всемогущества, всевластия над своими героями и персонажами. (Речь уже идёт о чисто художественных произведениях). Хочу казню, хочу милую. Писатель – хозяин целой своей творческой вселенной. Он охватывает целые широкие панорамы. Ему доступно оперировать длинными историческими периодами жизни человечества и даже целыми космическими циклами! Всё и вся вмещает в себя единичный свет сознания! Любопытно, но иногда сами герои берут власть над авторами и поступают как им вздумается. Вмешиваются, вступают в силу реальные духовные энергии. Они стремятся к автономии и проявляются, как им нужно…
И последнее преимущество писателя, которое доступно и читателю, сам акт – духовного горения…
Самую первую попытку и, я бы сказал примерку к соподключению, Дух, тот самый неуловимый и необъяснимый Дух, о котором речь ещё пойдёт далее, произвёл со мной, когда мне было всего лет 8-9-ть…
В 3-4-ом классе мне взбрело в голову писать личный дневник, и я нацарапывал, запечатлял в тонкой тетрадочке в клеточку кое-какие события и детские впечатления. Записывал нескладно, коряво, подражая кому-то, неумело… Увлечение длилось недолго. Далее шёл обычный, как у всех, процесс – чтение разнообразной приключенческой детской и юношеской литературы; формирование «читательского» центра, который одновременно оказывается и «писательским»…
В возрасте 18-19 лет, в период студенческой молодости. Мне как-то попала книжонка итальянского писателя Свево «Самопознание Дзено». В ней было запечатлено самоисследование. Автор, глубоко погружаясь в свой внутрений мир, беспощадно его исследовал и описывал. Подобная психоаналитика меня буквально приворожила, загипнотизировала. Я обнаружил и в своей психике точно такие же порывы, влечения, запретные мысли и желания. Я как бы ещё на очень смутном, бессознательном уровне уже предчувствовал, что за всем этим, за неконтролируемой полосой подсознательного, психического скрываются те самые внутренние, бесценные, настоящие, духовные скоровища, которые я, вдруг, обнаружу многим позже…
Неизвестный и абстрактный силуэт далёкого итальянца из прошлого указал мне своим пальцем на одну из планет. Планета называлась – литературное увлечение. Я стал, подражая Свево, составлять подобные самоисследования, обрекая их в некие литературные формы, которые претендовали на оригинальность: «дневник самоубийцы», «жадная любовь» и прочие опусы. Увлечение оказалось спонтанным, неглубоким и не длительным. Впрочем, ещё существовал эпистолярный жанр. Я заводил дружбу со многими девушками из других городов и вёл с ними намеренную переписку. В своих письмах я всегда для самовыражения применял литературные формы и художественные приёмы. А выливать свои чувства на бумагу конкретному человеку было намного ответственнее, чем писать «в стол», для себя.
После службы в армии настал новый период моей жизни, в карманах появились денежные знаки и помимо основной профессиональной деятельности (в сфере торговли) я стал дружить с зёлёным Змиим. Говорят, что на дне бутылки залегает некая истина. В этом есть доля правды, в особенности если ты чувствуешь глубокую неудовлетворённость своей жизнью. По крайней мере алкоголь уводит человека в свои привлекательные миры от будничной, повседневной, серой действительности, наделяя его сознание новыми позициями. Алкоголь в умеренных дозах даёт вначале тебе всё то, что ты хочешь: удовлетворённость, покой, равновесие, раскованность, сведение всех проблем на «нет». А главное – медитативное переживание, тонкое блаженство. Зелёный Змий – одна из форм энергии Земли, которая зашифрована в формуле С2Н5ОН (спирт), является ещё одним духовным Учителем, учителем безжалостным, жестоким, сильным. С ним я в ту пору и повстречался. В нашей стране, вообще, очень много медитирующих от вина и пива духовных практиков… Периодически обучаясь смещению точки своего сознания под руководством «зелёного» Учителя, одновременно, неудовлетворённый бессмысленностью собственного существования, я обратился вновь к составлению дневниковых записей. Читал многих писателей-классиков и периодически посещал местную городскую литературную студию. Вскоре я делаю пробу пера и экспериментирую в области рассказа и сатиры. Вино очень способствовало возникновению оригинальных идей, ярких, сочных художественных образов. (Известно, что очень многие гениальные писатели были хроническими алкоголиками). Через книги я сонастраивался, входил с некоторыми писателями в очень глубокий контакт. Моими литературными наставниками стали И. Бунин и А. Куприн. В особенности с последним я находил так много общего, так живо сопереживал его произведениям и самой жизни писателя, как личности, что даже по прочтению некоторых книг Куприна и его автобиографии плакал.
Как я сейчас вижу, алкоголь позволял мне накапливать остановки внутреннего диалога (по Кастанеде), расшатывал мою точку сознания и способствовал тому, чтобы видеть мир ни как все, а со своей, уникальной, оригинальной точки зрения (сравните выражения: точка сборки – точка зрения. Все эти совпадения не спроста!) Энергия вина (и пива) позволяет накапливать так называемое «второе внимание» (внимание Сновидения) и служит для перемещения точки сознания на уровень энергетического двойника. А творить по-настоящему можно только с этого уровня: обострённость восприятия, повышенная чувствительность, наплыв ярких, оригинальных форм. Я – нерв, нерв в глубинке России, в её сердце…
И хотя алкоголь способствовал изменённым состояниям сознания, не смотря на некоторые оригинальные свои литературные этюды, мне нечего было по большому счёту сказать другим людям. Я писал для самовыражения, но, естественно, мечтал покорить мир своим талантом. Некоторые литературные способности у меня были, а вот таланта не было. Чтобы он появился, необходим был серьёзный труд, к которому я был не готов и не приспособлен. Однако, я примерял себе маски хроникёра, литературного наблюдателя, описывающего жизнь, как она есть. Меня влекло обилие человеческого материала. Я был жаден до любой оригинальной человеческой истории и загадки, которую можно было подслушать в случайной пивной. У меня был отдельный журнал, где я собирал свою коллекцию литературных портретов, в которой были проститутки, «голубые», барыги, неудачники, карьеристы и честолюбцы. Жизнь, убеждён был я, надо черпать из самой жизни! А описывать надо лишь то, что пережил, увидел сам. Тогда появиться и достоверность, и образность и художественность и талантливость…
Ал. Куприн учил и наставлял меня в этот период и как писать и как жить: погружаться опытно во всё, искать, как ищет охотничья собака, развивать литературный нюх…
Одновременно я испытывал серьёзные внутренние противоречия, разочарования и сомнения в своих литературных данных. Полностью отсутствовали и надлежащие литературные волевые способности. Я писал только по наитию, под напором сильных эмоциональных волнений и впечатлений. И под «бутылочку»… Алкоголь в действительности никого не смог сделать талантливым. Но тем не менее именно его энергия смещала мою точку сознания к первичным, неуравновешанным и буйным творческим потокам. И здесь неожиданно впервые на меня обрушился Дух!…
В момент написания одного своего рассказа в полночь я вошёл в глубокое почти трансовое творческое эмоциональное наитие, поток понёс меня всё дальше и выше – ночь была на излёте, время для меня отсутствовало и я впервые! пережил, узнал, постиг, что такое творческий экстаз. Максимальное напряжение, вдруг, становиться пиковым и мгновенно оборачивается сладостным достижением, освобождением, счастьем, упоением, восторгом, - слёзы ручьём заливали меня, слёзы Любви и счастья… В этот момент, изливая свои чувства на бумагу, я сострадал, болел, любил и одновременно был неизреченно счастлив и свободен. Это было спонтанным потрясением…
Подобное со мною ранее не случалось. Слёзы любовного, вдохновенного восторга – это для меня было нечто незнакомое, не пережитое, неиспытанное ранее. Но творческий прорыв оказался всего лишь пробным «подключением»…
Постепенно мои литературные потуги потеряли для меня свою значимость. Я полностью разочаровался в своих творческих целях и в самом писательстве. А лихой зелёный змей всё чаще закручивал меня в свои грубые, давящие кольца и тиски….
Но судьба смилостивилась, и, заложив очередной вираж, подтолкнула меня к новому познанию. Остро чувствуя потребность в обретении насущного смысла своей жизни, которую ещё более разбередил зелёный Змей, получив от него постепенное избавление, я отправился в удивительный мир эзотерики на встречу с духовными Учителями, впечатления от которых и описываю здесь. И почти одновременно я возвратился к своим дневниковым записям. Новые литературные наставники и новый период писательской увлечённости меня застали уже после встречи с самим доном Хуаном. Это было в деревне, на природе.… Из своей деревни в соседний посёлок, в небольшую библиотеку я запускал свою руку и выуживал оттуда литературные золотые слитки. Я наслаждался в одиночестве, зачитывался Лесковым, Толстым, Достоевским, Чеховым, Булгаковым…. Я проникался среди русской природы русским сознанием. Я пропитывался глубиной, вибрациями и талантом проникновения в жизнь указанных классиков. Под их неусыпным вниманием я вновь стал писать сам. Мне теперь уже было, что сказать другим людям. У меня появился опыт самопознания…
Здесь и случилось то самое эзотерическое приобщение и сонастройка: открылись какие-то двери и началось «Горение»…
Удивителен процесс творческого поиска. (Он сливается с духовным). Страдания, напряжение, неудовлётворённость, вынашивание, муки, боль, - крылья, взлёт, восторг, горение, Свобода, Любовь, радость… Все эти состояния я переживал в глубоком уединении, отрешении от всей остальной жизни, но я не был одинок. Более того, временами, я переживал не просто беспричинную радость, но и упоение, восторг от собственного неприметного существования в творческих потоках. Упоительно наслаждение творческим одиночеством. Ты один, но сознанием своим способен простираться в неописуемую глубину, ширину и по всем направлениям жизни…
Иногда, очень редко я приносил свои литературные пробы, которые, конечно же, были в большей степени автобиографические, (я писал и чисто художественные вещи), соседу-алкоголику Грише, престарелому еврею, и читал ему вслух. Гриша между продолжительными запоями тоже любил читать книги и классиков в том числе…
Один признанный мастер и писатель со страниц своих книг незримо мне давал одно, другой иное в понимании техники литературного ремесла. А с эзотерической точки зрения я увидел, как они многое прозревали в человеке, «угадывали». Они близко подходили и к собственному самопознанию через своё творчество, но не осмелились двинутся дальше. Вижу своё призвание, чтобы идти в этом направлении… Так появился в моей жизни ещё один Учитель и наставник в моём творческом труде, собирательный Герой, абстрактный русский писатель. Иногда он неожиданно приходит на помощь и даёт мне свои советы. Открылись и тайны эзотерики литературного процесса и тайны духовного горения.
«Писатель» подарил мне, однажды, наиболее ценное – глубокую, непрестанную, внутреннюю неудовлетворёность тем, как я пишу. Осознанием того, что писать надо лучше, чаще, больше. Необходимо многому учиться и работать над слогом, оттачивать его. Только теперь я знаю, как надо писать. Но в своём критическом анализе у меня пока всё выглядит как-то слабо… Изданы, вышли несколько моих книг по проблемам духовного поиска и по эзотеричекой психологии. Но я ещё не написал своих главных работ, не выразил себя.
Ещё напишешь, - слышу я голос русского Писателя. – Бог даст, напишешь…
Творчество стало одним из смыслов моей жизни. Оно приближает меня к загадочному СОЗНАНИЮ. Но как я понял, это как и всё остальное человеку даётся, спускается…
Жизнь человека быстротечна. Успеть сгореть в духовном, творческом огне и возродится из пепла в полном, великолепном сознании для новой духовной Жизни.
Духовный свет сознания огненосен.
Огня! Огня! Огня мне! Ступаю в огонь…

1  2  3  4  5  6  7  8  

 
 
Используются технологии uCoz